Гарни О.Р. Религия хеттов

Версия для печатиВерсия для печати

Процессия хеттских богов.
Обрис рельефа на скале в Язылыкая.

На основе всех многообразных местных культов теологи Хаттусы выработали официальный пантеон, ядро которого образовал культ близлежащего святилища в Аринне. Солнечную богиню Аринны превозносили как «царицу земли Хатти, царицу Неба и Земли, госпожу царей и цариц земли Хатти, направляющую царя и царицу Хатти в их правлении». Она стала верховной покровительницей хеттского государства и монархии; именно к ней царь обращался в первую очередь за помощью в битве и во времена, когда благополучие всего государства оказывалось под угрозой. Какое место в пантеоне она занимала по отношению к богу солнца, по-видимому, так никогда и не прояснится. В мифах бог солнца предстает как царь богов, и в большинстве списков богов, перечислявшихся в договорах, он стоит на первом месте. Подобно вавилонскому богу солнца, он считался владыкой истины и справедливости, что вполне естественно, так как солнце в своем движении по небосклону с равным беспристрастием взирает с высоты на все людские дела. Царь Муватали обращается к нему со следующей молитвой: «Небесный бог солнца, господин мой, пастырь рода человеческого! Ты восходишь, о небесный бог солнца, из моря и поднимаешься в небеса. О небесный бог солнца, господин мой, каждодневно ты восседаешь в судилище над человеком, собакой, свиньей и дикими зверьми полевыми». Аналогичные представления мы встречаем и в гимне, обращенном, предположительно, к солнечному божеству Аринны, но в мужской ипостаси: «Ты — вдохновенный владыка истины, и в месте суда ты не ведаешь устали».

Почему сказано, что солнечный бог поднимается из моря? Согласно одной гипотезе, здесь перед нами свидетельство того, что хеттский культ солнечного бога не зародился в Анатолии, а был принесен туда неким народом, прежде обитавшим на восточном побережье. Любопытно, что в одном тексте о солнечном боге говорится, что у него на голове рыбы; кроме того, выделялся особый тип солнечного бога — «бог солнца в воде». Наконец, существовал солнечный бог (или, возможно, солнечная богиня) подземного мира, через который солнце возвращалось ночью к месту своего восхода. Однако, согласно официальной теологии, мужем богини солнца из Аринны был вовсе не солнечный бог, а бог грозы Хатти, которого иногда именовали «небесным богом грозы». Возможно, это могущественное божество выделилось из местного культа Аринны, Хаттусы или Куссара (в надписи Анитты он уже предстает верховным богом пантеона), но по своей сущности он, несомненно, тождествен древнейшему богу грозы, культ которого, как мы видели, был распространен по всей Анатолии. Он именуется «царем Небес, владыкой земли Хатти». Как и его супруга, он считался богом битвы и тесно связывался с понятием военных судеб всего государства. Нередко он выступал представителем всей страны Хатти в отношениях с другими державами. Так, в договоре между Хаттусили III и египетским царем Рамсесом II сказано, что договор этот заключается ради того, чтобы «увековечить узы, которыми солнечный бог Египта и бог грозы Хатти связали землю Египта с землей Хатти». Позднее государственная религия Хеттской империи попала под сильное хурритское влияние.

Несомненно, большой вклад в эти перемены внесла царица Пудухепа: ведь она была дочерью царя Кумманни, города в Киццуватне, где находился один из главных культовых центров Хебат, и само имя Пудухепы наводит на мысль о том, что она была служительницей этой богини{15}. В молитве, авторство которой приписывается супругу этой царицы, царю Хаттусили, богиня Хебат явственно отождествляется с солнечной богиней Аринны; ранее этой даты признаков подобного синкретизма не встречается. И наоборот, на царской печати, оттиск которой описан в египетской версии договора Хаттусили с Египтом, царица изображена в объятиях солнечной богини Аринны. Столь тесную связь можно объяснить допущением, что «солнечной богиней» здесь названа хурритская Хебат, богиня — покровительница родного города царицы; впрочем, один из текстов позволяет предположить, что солнечную богиню вообще связывали с царицей Хатти особые отношения. В то же время хурритский Тесуб, по-видимому, отождествлялся с богом грозы Хатти, а его божественный сын Шарма был богом грозы Нерика и Циппаланды. Независимо от того, верно ли мы датируем момент, когда началось заимствование хурритских культов, рельефы на скале в Язылыкая, безусловно, появились уже после того, как этот процесс завершился. Богиня, возглавляющая одну из процессий, здесь носит имя Хепату, отчетливо высеченное на рельефе иероглифическим письмом, а меньшая фигурка ее сына, стоящего у нее за спиной, обозначена именем Шарма. Рядом с богом, возглавляющим вторую процессию, помещены символы, означающие «грозовой бог небес»; но, учитывая то, что его супруга названа хурритским именем, можно не сомневаться, что его самого именовали Тесубом (Тешубом). Он изображен в облике бородатого мужчины с булавой в правой руке. Правой ногой он попирает шеи двух человекообразных фигур — обожествленных горных пиков. На других памятниках Тесуб восседает на колеснице, запряженной быками, но здесь эта деталь отсутствует; зато из-за ног бога грозы и его супруги выглядывает по быку. Имена этих быков и горных вершин нам известны: быков звали Сери и Хурри{16}, а горы именовались Намни и Хацци.

Это хурритские имена: в хурритском языке «сери» и «хурри» означают соответственно «день» и «ночь»; Хацци — это гора Касий близ Антиохии в Северной Сирии (территория которой принадлежала хурритам). Представляется, что и сам образ бога грозы, восседающего на колеснице, имеет хурритское происхождение. Фактически к настоящему времени доказано, что боги и богини, изображенные на главной галерее в Язылыкая, — это божества хурритского пантеона. За спиной центральной фигуры Тесуба стоит идентичный ему бородатый бог грозы, держащий в руках символы «бога грозы Хатти», а за ним изображены следующие божества (рис. 8): 40, с пшеничным колосом в руке, — Халки, бог зерна. 39 — Эа (месопотамский бог Нижнего моря, занимавший важное место в хурритском пантеоне). 38 — Шаушка, хурритская Иштар. 37, 36 — Нинатта и Кулитта, служанки Иштар. 35 — лунный бог Кушух. 34 — небесный бог солнца. 32 — божество, символический атрибут которого распознан как оленьи рога, — «дух-защитник». 30 — божество подземного мира, хурритское имя которого предположительно Хесуи. 29, 28, группа изображений — божественные быки Сери и Хурри, стоящие на символе Земли и поддерживающие Небо. За Хебат и Шармой следует длинная процессия богинь со стертыми атрибутами; отождествить их с хурритскими богинями можно лишь гипотетически. Обнаруженный в близлежащем селении скульптурный блок заполнил промежуток между 55 и 56, после чего стало ясно, что 56 — еще одно изображение Шаушки (эта богиня имела двойственную природу). Царь (64), чья монументальная фигура высечена на выступающих в направлении дальней стены контрфорсах, — это Тудхалия, очевидно, уже «ставший богом», так как изображен он стоящим на вершинах гор.

Гарни О.Р. Хетты. Разрушители Вавилона. М., 2002.

Этнос: