Шлыгина Н. В. Финны-ингерманландцы.

Версия для печатиВерсия для печати

Финны Петербургской губернии.
Иллюстрированная энциклопедия народов России. СПб, 1877.

Финны-ингерманландцы (петербургские финны). Численность в Российской Федерации 47,1 тыс. чел. (1989), в т. ч. в Карелии (18,4 тыс. чел.), в Ленинградской обл. (преимуществ. Гатчинский и Всеволожский р-иы, ок. 11,8 тыс. чел.) и Санкт-Петербурге (5,5 тыс. чел,). Численность в Эстонии (ок. 16,6 тыс. чел,). Яз. (ряд мало различающихся говоров) относится к вост. диалектам фин. яз. Распространён также лит. фин. яз. В прошлом финны подразделяли себя на две этнографич. группы: эвримейсет (avramoiset) и савакот (savakot), совр. самоназв. - финны (suomalaiset). Финны называют их инкериляйсет (inkerilaiset), т. е, жители Инкери (фин. назв. Ижорской земли - юж. побережья Фин. залива и Карельский перешеек, германизиров. назв. - Ингерманландия).

Верующие Ф.-и. - лютеране (в прошлом среди эвримейсет была небольшая группа православных). У савакот было распространено сектантство (в т. ч. "прыгуны", а также разл. течения в лютеранстве (лестадианство). Финны появились на территории Ингрии в осн. после 1617, когда эти земли (и сев.-зап. Приладожье) по условиям Столбовского мира отошли Швеции, в состав к-рой входила в то время Финляндия. Некоторое число фин. поселенцев существовало здесь и ранее, с 14 в., после заключения Шлиссельбургского (Ореховецкого) мирного договора. Осн. приток фин. колонистов на завоеванные земли приходится на сер. 17 в., когда швед. пр-во стало проводить принудит, обращение местных жителей в лютеранство и закрывать православные церкви. Это вызвало массовый исход православного (ижорского, водского, рус. и карел.) нас. в юж., принадлежавшие России земли. Опустевшие земли быстро занимали финны-переселенцы.

Переселенцы из ближайших р-нов Финляндии, в частности, из прихода Эуряпяя, занимавшего сев.-зап. часть Карел. перешейка, а также из соседних с ним приходов Яэски, Лапес, Рантасальми и Кякисальми (Кексгольм), именовались эвримейсет, т. е. люди из Эуряпяя, Одна часть эвримейсет заняла ближайшие юго-вост. части Карел. перешейка, другая расселилась на юж. побережье Фин. залива между Стрельной и низовьями р. Коваши. Ещё одна значит, группа эвримейсет жила на левом берегу р. Тосны и ок. Дудергофа.

Вторая этнографич. группа переселенцев из Вост. Финляндии (историч. земли Саво), известная под назв. савакот. Она была более многочисленна: в сел. 18 в. (по подсчетам П. Кёппена) из 72 тыс. Ф.-и. почти 44 тыс. были савакот. Шли переселения финнов и из др. частей Финляндии, хотя и не столь значительные, приток финнов на терр. Ингрии происходил ив 19 в. Несмотря на большую близость по яз., религии, обычаям, савакот и эвримейсет длительно представляли собой довольно изолированные группы. Эвримейсет считали всех остальных финнов поздними пришельцами, воздерживались от браков с ними. Женщины-эвримейсет, после замужества уходившие в савакотскую дер., старались носить свою традиц. одежду, сохранять в сознании детей понятие об их происхождении по материнской линии. Ф,-и. в целом держались довольно изолированно от коренного нас. этого края - води и ижоры - и местных русских.

Основой жизнеобеспечения Ф.-и. было с. х-во, к-рое, однако, из-за малоземелья и скудности почв в большей части края было малодоходным. Огранич. площадь пастбищных угодий сдерживала развитие жив-ва. С.-х. техника была отсталой, длительное сохранение принудит, трехполья тормозило развитие более интенсивных форм севооборота. В нач. 20 в. стали возникать с.-х. об-ва, занимавшиеся распространением агрономических знаний. Из зерновых сеяли в осн. рожь, яровой ячмень, овес, из технич. культур - лён и коноплю, к-рая шла на домашние нужды (изготовление сетей, мешков, верёвок). В 19 в. важное место в х-ве занимал картофель; в некоторых р-нах его выращивали на продажу. Из овощных культур на рынок шла капуста, частью в квашеном виде.

В среднем на крест, двор приходилось 2-3 коровы, 5-6 овец, держали свинью, неск. кур. Крестьяне продавали на столичных рынках телятину и свинину, разводили на продажу гусей. Для Петербург, рынков типичны были "охтенки"-финки, торговавшие молоком, маслом, сметаной и творогом (первоначально это назв. относилось к жительницам приохтенских деревень).

На побережье Фин. зал. у Ф.-и. было развито рыб-во (преимущественно зимний лов салаки); выезжали на лёд с санями и досчатыми "будками", в к-рых жили.

Ф.-и. занимались разл. подсобными работами и отхожими промыслами - нанимались на рубку леса, драли кору для дубления кож, ходили в извоз, зимой фин. извозчики ("вейки") подрабатывали в столице, особенно в период масленичных катаний. В х-ве и традиц, культуре Ф.-и. сохранявшиеся архаич. черты сочетались с новшествами, входившими в повседневную жизнь благодаря близости столицы. Ощущалось и воздействие на ф.-и. нар. культуры окружающего местного нас.: эстонцев на 3., карелов на С. и русских на В. и Ю. Ф.-и. жили деревнями, их планировка не имела этноспецифич. черт. Жилище состояло из одного жилого помещения и холодных сеней. Долго -сохранялись курные печи. Печи были духовые (по типу рус. печи), но ставились на каменном опечье, как и в Вост. Финляндии. Над шестком укреплялся подвесной котел. С усовершенствованием печи и появлением дымохода стали характерными пирамидальные колпаки над шестком, в к-рый встраивалась плита с подтопком. В избе делали неподвижные лавки вдоль стен, на них сидели и спали. Детская колыбель была подвесной. В дальнейшем жилище развивалось в трехкамерную постройку. При постановке жилища торцом к улице передняя изба была зимней, а задняя служила летним жилищем. У Ф.-и. долго сохранялась большая семья, поэтому для женатых сыновей часто пристраивали отдельные помещения, что не означало их выделения из семьи.

Мужчины носили такую же одежду, как окрестное рус. и карел, население: суконные штаны, полотняную рубаху, серый суконный кафтан в талию с клиньями, расширяющими его от пояса. Праздничные высокие сапоги надевали и летом по большим праздникам - они служили определённым символом благосостояния. Наряду с войлочными шляпами носили и кепки, к-рые покупали в городе. Жен. одежда у эвримейсет и савакот существенно различалась. Одежда эвримейсет имела локальные различия. Наиб. красивой считалась одежда в Дудергофе (Туутари), Жен. рубахи имели нагрудный разрез сбоку, на левой стороне, а на сер. груди трапециевидный вышитый нагрудник - рекко. Разрез застегивался круглой фибулой. Рукава рубахи были длинными, с манжетой у кисти. Поверх надевалась одежда типа сарафана - синяя юбка, пришитая к лифу с проймами, сделанными из красного сукна. Голову девушки повязывали суконной лентой, украшенной белым бисером и оловянными нашивками. Женщины носили на голове т. н. хунту, небольшой кружок из белой ткани, укреплявшийся на волосах у пробора, надо лбом. Волосы носили стриженными, девушки также имели обычно короткие волосы с "чёлкой". На Карел, перешейке, где среди эвримейсет были православные, замужние женщины носили уборы типа сороки с богато вышитым очельем и небольшим "хвостом" сзади. Здесь девушки заплетали волосы в одну косу, а после выхода замуж - две косы, которые укладывались на темени венцом.

В Тюре (р-н Петергофа - Ораниенбаума) замужние женщины-эвримейсет также носили длинные волосы, закручивая их тугим жгутом (сюкерёт) под полотенчатые головные уборы. В Зап. Ингрии (Копорье - Сойкинский п-ов) жгутов из волос не делали, волосы прятали под белый полотенчатый убор. Здесь. носили простые белые рубахи (без нагрудника-рекко), юбки.

Передник у эвримейсет был шерстяной полосатый, а в праздники - белый, украшенный красной вышивкой крестом и бахромой. Тёплой одеждой служили белый или серый суконный кафтан и овчинные шубы, летом носили "костоли" - полотняный кафтан длиной до бедер. Долго сохранялось ношение шитых из полотна (зимой - из красного сукна) ноговиц, закрывающих голени.

У женщин-савакот рубахи были с широкими рукавами, к-рые поддергивали до локтя. Рубаха имела разрез посреди груди, его застёгивали на пуговицу. Поясной одеждой были пёстрые юбки, часто клетчатые. В праздники поверх будничной юбки надевали шерстяную или ситцевую. С юбкой носили или безрукавный лиф или кофты, к-рые застегивались на талии и у ворота. Обязателен был белый передник. Широко использовались платки - головные и наплечные.

В некоторых деревнях Зап. Ингрии савакот перешли на ношение сарафанов рус. типа. В кон. 19 в. во многих местностях эвримейсет стали переходить на савакотский тип одежды.

Основу питания составляли кислый мягкий ржаной хлеб, разл. каши из круп и муки. Характерно употребление в пищу как солёных грибов, так и грибных супов, использование льняного масла.

Одной из отличит, черт семейной жизни было длит. сохранение неразделённых семей, в к-рых женатые сыновья оставались в отцов, дворе.

Из семейной обрядности наиб. изучена свадьба, сохранявшая архаич. черты. Так, сватовство имело многоступенчатый характер с повторными визитами сватов, посещением невестой дома жениха, обменом залогами. После достижения договоренности невеста обходила окрестные селения, собирая "помощь" для приданого: ей давали лен, шерсть, готовые полотенца, варежки и т. п. Этот обычай, восходивший к древним традициям коллективной взаимопомощи, сохранялся в кон. 19 в. лишь на окраинах Финляндии. Венчание обычно предшествовало свадебному обряду, и из церкви обвенчанная пара разъезжалась по своим домам. Свадьба состояла из торжеств в доме невесты - т. н. "уходы" (laksiaiset) и собственно свадьбы "хяят" (haat), к-рая праздновалась в доме жениха.

В Ингрии собрано много сказок, легенд, преданий, поговорок, песен, как рунических, так и рифмованных, записаны плачи и причеты. Однако из этого наследия вклад собственно Ф.-и. выделить трудно. Для Ф.-и. характерны новые песни с рифмованным стихом, особенно хороводные и качельные, близкие по форме к рус. частушкам. Кроме того, известны танцевальные песни, в частности для "рёнтюскэ" - танца типа кадрили.

Лютеран, церковь в Ингерманландии способствовала раннему распространению грамотности. Постепенно в финноязычных приходах возникли и светские нач. школы (в кон. 19 в. их было 38, в т. ч. 3 в Санкт-Петербурге). Осн. внимание уделялось преподаванию фин. яз. Несмотря на трудности, к-рые пережила фин. школа во время русификаторской политики Александра III, ей удалось сохранить преподавание родного языка. Поддержанию знания фин. языка содействовали также сел. библиотеки, возникшие с сер. 19 в, в приходских центрах. В 1870 в Петербурге вышла первая газета на фин. яз. "Пиетарин саномат".

В 1937 было прекращено преподавание фин. яз., в 1938 запрещена деятельность лютеранских церковных общин. В кон. 1920-х гг. при раскулачивании многие Ф.-и. были высланы в др. регионы страны. В 1935 - 1936 была проведена "чистка" пограничных р-нов Ленингр. обл. от "подозрит. элементов", в ходе к-рой Ф.-и, были выселены в Вологодскую обл. и др. р-ны. В ходе Великой Отечеств. войны ок. 2/3 Ф.-и. оказались на оккупированных терр. и по ходатайству фин. властей были эвакуированы в Финляндию (ок. 60 тыс. чел.). После заключения мирного договора СССР с Финляндией эвакуированное нас, было возвращено в СССР, но не получило права поселения на прежних местах жительства. С кон. 1980-х гг. среди Ф.-и. развернулось движение за восстановление культурной автономии и возвращение на старые места обитания.

Н. В. Шлыгина (Москва).

Народы России. Энциклопедия. Москва, Большая Россйиская Энциклопедия 1994