Казаки и киргизы Приаргунья

Версия для печатиВерсия для печати

В беглом очерке местных жителей г-н Кашин обращает внимание читателя на более выдающиеся особенности местных празднеств. Так, один из них, так называемый «бабий праздник», празднуется женщинами обыкновенно после пасхи, в родительскую субботу. С раннего утра забираются бабы на кладбище и поднимают вой по умершим родственникам, отцам, мужьям и т. д., описывая в своих причитаниях, какое горе их постигло после их смерти, как им теперь тяжела жизнь и т. д.

Исполнив этот долг, бабы гурьбою возвращаются в село, расходятся потихоньку по домам, поминают за яствами и питиями покойников, упиваются, выходят из домов и целыми гурьбами ходят по селу, распевая песни и т. д. К вечеру они обыкновенно напиваются до положения низ и т. д...

Ст[аница] Степная. Стр. 229.

 «На дворе Духов день, и в станице праздник: в избах жареным пахнет (вероятно, косуля). Посередине улицы стоит березка, к верхушке ее привязана ленточка, словно флаг. Сама березка обвязана платками, кругом ее ходят маленькие девочки, одна за другой, и поют песни согласно и верно. Старушка подле стоит: учит их, налаживает дело, наказывает, как надо, как водится это на Матушке-Родине, в Забайкалье. Вечером березку эту снимут с места, понесут на реку и потом с песнями бросят в воду и что-нибудь загадают на свое девичье, а может быть, станичное счастье...

А маленькие девочки отправляют этот обряд, потому что больших девиц нет».

Стр. 233. - «Новый род повинности - делание кирпичей - лежит на обязанности казачек. В ст[анице] Головиной каждая баба, начиная с девок и оканчивая старухами, обязана сделать в месяц по тысяче кирпичей для вновь строящегося сотенного дома. «Не знаем, - говорили мне бабы, - ребят ли кормить, огородцы полоть, скотину обряжать, за малолетками смотреть, около дому возиться, али казенные кирпичи делать?» В ст[анице] Вознесенской тот же урок и по той же тысяче на бабу «В прошлом году, - сказывали они мне, - по полутораста кирпичей делали для себя, а ныне вот на казенную работу посадили, а глина здесь с песком, плохая глина, половину сделаешь, другая так прахом на огне и рассыплется».

В нынешнюю поездку мою в Петербург я знал от своих товарищей еще несколько фактов, небезынтересных для истерзанной] судьбой сиб[ирской] женщины. Петр[у] Петр[овичу] Реброву Солнцев рассказывал, что во время поездки его по алтайским станицам на одной из станций ему провожатые (конвойные) дали бабу, одетую в казацкий костюм и бойко управляющую лошадью, на которой она ехала верхом. Солнцев только тогда мог узнать, что это баба, когда она, как и в максимовском случае, сняла с себя мундир.

Александр Филиппович] Беляев сообщил, что в укр[еплении] Верном, где он пробыл нек[оторое] врем[я], наперечет все женщины, которые не имели бы двух-трех мужей. Из этого не составляют исключения и т[ак] наз[ываемые] барыни, т. е. жены чиновников и офицеров. Наплыв мужчин, приезжающих на службу, все-таки велик, что на женщин всегда большой спрос. К тому же, нужно прибавить еще и частое отсутствие мужей (экспедиции, командировки, отряды, конвои и т. д.).

Инородческое население Семиреченской области так же чрезвычайно легко относится к супружеской верности. Нет ничего легче сговорить киргизку ночевать с русским и т. д. Мужья даже сами предлагают своих жен к услугам приезжающего. Беляев сам был участником следующего] случая. Приехал он в гости к одному тамыру, тот ему из гостеприимства и вежливости заколол барана, Беляев так же из вежливости подарил ему 3 р[убля]. Хозяин счел себя обязанным предложить гостю на ночь свою жену. Последняя отнеслась к этому совершенно пассивно.

Не бесследны в семейной жизни и так называемые у казаков «кампаменты», т. е. месячная и полуторамесячная служба в летние месяцы. При этом обыкновенно для военных упражнений в одной из станиц (каждый год разные) собирается несколько сотен (две, три) служивых казаков, а иногда для смотров даже и резервных. Понятны следствия этого. Не всякий же казак в течение этого времени в состоянии обойтись без женщины. Например, конечно, приведется пользоваться местными жительницами. То же самое и в оставленных мужьями станицах. Женщины, оставаясь одни, нередко обращаются за своими потребностями к имеющимся налицо мужчинам (оставшимся по каким-либо причинам проезжим гостям, более красивым киргизам и т. п.). Так как место сборищ часто меняется, то и нет ничего хитрого, что казаки и казачки кумятся между собой на довольно большом районе. В метисации русского племени с киргизским это, конечно, далеко имеет также значение (спрос на киргизок, джамачки).

Нельзя не обратить также внимание на значительный приток в степи так называемых иностранных гостей, т. е. приезжих торгующих бухарцев, ташкентцев и татар. В большинстве случаев несемейных. Вот цифра их в области сибирских киргизов привод[ится] Красовским 169:

В 1863 году было:

Иностр[анных] гостей с детьми муж[ского] п[ола] - 1346, ж[енского] п[ола] - 442.Это должно иметь тем большее значение, что это люди зажиточные и, следовательно], всегда имеющие возможность тем или другим способом достигнуть от местных жен[щин] немалого *.

Затем, нельзя не принимать также во внимание и следующие цифры, привод[имые] Крас[овским] за тот же год:

 

м[ужского]п[ола]

ж[енского] п[ола]

 

 

 

Офицеров и нижн[их] чин[ов] линейн[ых] бат[альонов], исправ[ников] в 5 степ[ных] укрепл[ениях], обяз[ательной] внутр[енней] стражи

 

1993

291

Офицеров и ниж[них] чинов полевой и креп[остной] артил[лерии]               

 

270

42

Отставных ниж[них] чинов регулярных] войск было

 

1597

4889

 

То есть, число мужчин преобладает в населении временном и наиболее состоятельном. Женщины же преобладают в солдат[ском] населении, т. е. бедном и в большинстве случаев бездомном. Солдатки и их дочери нанимаются к местным чиновникам и зачастую служат им вместо наложниц. Отцы, в большинстве, скоро оставляют степные селения, а бедные солдатки и т. п. остаются с детьми. Состоятельные классы здесь занимают место магула Уссурийского края.

Азиатские нравы до того влились в местное казачье население, что они живут совершенно как киргизы: мужчины носят камзолы, бешметы и халаты, пьют кумыс, так же ничего не делают, как и киргизы, - разъезжают по тамырам или лежат дома. Казачки также перенимают у киргизок их костюм: зачастую ходят по улицам, накрывши голову халатом, мне случалось видеть на казачках надетую вместо платья (не сарафана, кот[орого] каз[ачки] не носят) рубаху, точно такую же, как и у киргизок, которая заменяет ей в то же время сорочку. Манера ездить верхом подобно киргизкам местными казачками давно уже усвоена, и они не хуже любого казака в киргизском платье джигитуют на коне во время масленицы. Подобную езду и костюмировку мне случалось встречать даже в Омске. Замечателен обычай каркаралинских женщин во время святок рядиться киргизками, татарками и т. п., и рядиться притом днем. Замаскировавшись таким образом, они странствуют из дома в дом, горланя песни и угощаясь вином. Манера сидеть на полу, поджавши под себя ноги, усвоена как казаками, так и казачками.

Празднества и забавы приаргунцев. Н. Кашин. Вест[ник] РГО. XXIV. - 1858, СПб. Материалы, собранные Г.Е. Катанаевым. Цитируется по кн.: Катанаев Г.Е. Очерки былого. Историко-биографический очерк. Омск, 2012, с. 328-332.

Примечания и комментарии

* Если к этому принять во внимание, что некоторые из показ[анного] здесь числа мужчин имеют по нескольку жен, то число женщин, вообще приходящих на остальных, будет крайне незначительным. В Каркаралах мне известен татарин Юсуп, у которого множество жен. Живет он только с двоими, которые даже носят русские имена, живут в одном с ним доме и выходят даже при посторонних посетителях, угощают их чаем, пряностями и т. д. Одним словом, занимают положение хозяек русского семейного дома. Для остальных жен у него выстроено особое помещение с отделениями для каждой. Другой татарин, тоже в Каркаралах, Вахит имеет несколько жен. Татары в степных селениях помещаются в особых слободах, называемых местными жителями «слободками». Это всегда лучшая часть поселения: двухэтажные дома, магазины и т. п.

Наезды бухарцев и вообще среднеазиатских торговцев не бывают бесследны в сердечном отношении. Случаи бегства в Бухару и т. д. между русскими девками не редкость. Мне самому известен случай в Акмолинске.

169. Подполковник Генерального штаба Красовский - автор издания «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Область сибирских киргизов». Ч. 1 - 3. СПб., 1868