Аланы в древности

Версия для печатиВерсия для печати

АЛАНЫ - ПОЛИЦИЯ ДРЕВНЕГО РИМА. Аланы в Риме рассматривались, прежде всего, как серьезные военные противники. Однако особенностью Римской империи как, впрочем, и любой другой, было удивительное умение инкорпорировать в свою среду как союзников так и врагов. Не стали исключением и аланы, всегда отличавшиеся своим стремлением познать окружающий мир. Понятно, что в Риме аланы были представлены не торговцами или поэтами. Рим нуждался в них как в бесстрашных, умелых и главное преданных воинах. Последнее качество ценилось особенно, так как представили многих племен, ставших частью римского общества, не всегда отличались постоянством нравов и ответственностью перед Римом.

Можно предположить, что аланы были частью римского общества, даже не являясь в основной своей массе римскими гражданами. Есть сведения, что аланы выполняли функции городской полиции, следя за порядком на улицах. Их же использовали и как силу для подавления многочисленных мятежей плебеев в Риме. Но иногда доставалось и римской знати - патрициям. Аланы, которые никогда не испытывали особого пиетета к знатности, не подтвержденной военными заслугами, с особым удовольствием могли отстегать плетями разных там Публиев и Корнелиев. Это понимали и власти Рима, запретившие аланам-«полицейским» в Риме носить оружие - только плети. А проблем в соблюдении порядка в Риме, несмотря на кажущуюся упорядоченность жизни, было более чем достаточно. Это и раздоры между сенаторами и их сторонниками, и хлебные бунты, и потасовки при распределении обычной питьевой воды. Да и преступность в городе, куда стекались люди со всей империи, была на высоком уровне.

Рим в эпоху расцвета был большим городом с многочисленными проблемами. Городское население порой доходило до одного миллиона человек. Особенно тесно было в центре города, где располагались храмы, суды, лавки, харчевни. Несоответствие крайне ограниченной территории исторического центра Рима и огромного количества тех, кто стремился не только попасть туда, но и жить здесь, приводила к той невыносимой тесноте, о которой в стихах выразился римский поэт Ювеналий:

«...мнет нам бока огромной толпою
Сзади идущий народ:
Этот локтем толкнет,
А тот палкой крепкой,
Иной по башке тебе даст
бревном иль бочонком».

Понятно, чтобы навести порядок в этой многоголосой, хаотичной, разноплеменной толпе необходимо было умение людей, обладающих опытом силового противостояния. В римских хрониках было отмечено, что, к примеру, те же германцы, которых всегда было больше в Риме, чем представителей других народов, избегали находиться в столице империи: «Непривычные к городской жизни, они попадали в самую гущу толпы и никак не могли выбраться, скользили на мостовой и падали, когда кто-нибудь с ними сталкивался» (историк Тацит). Очевидно, аланы смогли быстрее и успешнее адаптироваться к переменчивости городской жизни.

То, что аланы со временем становятся частью общественной жизни римлян, отразилось и в литературных произведениях. Известный римский поэт Валерий Марциал в своих эпиграммах дает сатирическое описание обычаев римского общества эпохи императоров Флавиев. Обращаясь к знатной римлянке, по всей видимости, не отличавшейся особой нравственностью, он пишет с иронией: «Ты отдаешься парфянам, киликийцам, из фаросского города приплывает к тебе мемфисский любовник, ты не избегаешь и обрезанных иудеев, и алан на своем коне не минует тебя. Отчего же тебя, если ты родом римлянка не радует римлянин».

Этот эпизод интересен не только тем, что аланы стали для римлян символом мужественности в пику изнеженным римскими мужчинами. Замечательно и то, что аланы становятся и частью римского общества, превратившись из непонятной угрозы на границах империи в живых людей из плоти и крови, в предмет страсти римских матрон.

Конечно же для воинов, живущих обычно в неприхотливых условиях, в Риме соблазнов было много. Одно то, что за возможность поупражняться в силе на спинах и головах римлян еще и платили, могло привлечь на службу любого воина. Как и другие проявления цивилизации: вино в трактирах, публичные бани, многочисленные лупанарии, бои гладиаторов. Однако, отрицательное влияние подобного на боевой дух был неизбежен. Поэтому в народной традиции еще со времен скифского философа Анахарсиса была предупредительность к таким социальным «инновациям», и в Рим на службу отпускались только представители вспомогательной части аланских войск. Элита по определению не могла заниматься таким «недостойным меча» делом, как полицейская служба.

Основная масса алан в Риме была представлена именно как профессиональное воинское сословие. Прежде всего, как тяжеловооруженные кавалеристы. Такой вид войск был редкостью в древнем мире и, тем более, в Риме, где коннице долгое время отводилась вспомогательная роль. В римскую армию в качестве конных воинов стали привлекать впервые сарматов. Но держали эти подразделения на окраинах империи: Франции, Британии. Однако высокое воинское мастерство алан, одного из сарматских племен, было вскоре взято на вооружение в самой римской армии. Постепенно выходцы из аланской знати стали входить и в состав римской знати, тем более что здесь издавна существовало высокое сословие знати - «всадники».

Аланы постепенно оседали на территории Римской империи, приобретая гражданство Рима и обрастая родственными связями с местной элитой. Римский хронограф Гермий Сазомен описал преданность одного из аланских воинов полководцу Геронтию, во время поднятого его солдатами вооруженного мятежа: «Он один со своим аданским родственником и несколькими рабами, убили более сотни солдат, стреляя из луков с плоской крыши. Однако когда запас стрел иссяк, рабы бежали, спрыгнув с крыши здания. Алан, который мог спастись тем же путем, не сделал этого, оставшись с полководцем Геронтием и его женой Ноннихией в доме. На рассвете, когда мятежные солдаты подожгли дом, и не осталось надежды на спасение, Геронтий заколол мечом бывшего с ним алана по его просьбе, после убил свою жену и покончил с собой».

Со временем часть алан стала пользоваться большим авторитетом в Римском обществе. Дошло до того, что часть римских боевых порядков строились по аланскому образцу, римские императоры отдавали предпочтение аланскому вооружению и одежде. Известная статуя изображает императора Траяна на аланском коне. Аланы же всегда старались сохранять свои представления о чести, достоинстве. И не поддаваться силе роскоши и изнеженности, столь активно прививаемых римским обществом. Интересный эпизод. Во время встречи с алано-сарматским племенем император Август Констанций незаслуженно оскорбил аланских воинов, находящихся перед ним. Тогда один из воинов в ярости от несправедливости снял с ноги сапог и бросил его в императора. По всей видимости, для алан это была демонстрация презрения к человеку. Все закончилось грандиозным побоищем. Интересно, что такой обычай широко распространен сегодня в мусульманском мире. Все мы помним случай, когда в Ираке местный журналист в знак осуждения бросил в президента США Джорджа Буша свой ботинок. Не сознавая того, что просто повторил поступок аланского воина в Древнем Риме...

Цитируется по изд.: Кулумбегов Р. Публицистика. – Цхинвал, 2012, с. 138-141.

Этнос: