Таты Дагестана

Версия для печатиВерсия для печати

Таты - субэтническая общность в Дагестане и Азербайджане, основная часть которой находится в Иране (свыше 300 тысяч человек), близкая к персам по языку и культуре (Люшкевич, 1972. С. 76). Численность татов в Дагестане, по переписи 1989 года, - 12,9 тысяч человек, однако в это число входит, несомненно, и часть горских евреев, называющих себя татами. Этноним «тат» - термин тюркского происхождения, данный кочевниками-тюрками оседлому ираноязычному населению. Верующие таты - в основном мусульмане-шииты, есть среди них и сунниты.

В Дагестане таты были расселены в предгорной зоне, западнее г. Дербента (и в самом городе), более всего в селениях Джалган, Митаги, Камах, Рукель, Зидьян, Бильгады, Мугарты, Гимейди, а также в новых населенных пунктах Хазар и Нижний Джалган. Они живут в них, смешавшись с местным азербайджанским населением, в подавляющем большинстве считают себя (на бытовом и официальном уровне) азербайджанцами. В своих семьях и в селениях Верхний Джалган и Верхний Митаги таты говорят на родном языке, а в остальных селениях - на азербайджанском. В местных школах дети из татских семей в качестве родного языка изучают азербайджанский.

В антропологическом отношении таты относятся к малой переднеазиатской расе большой европеоидной расы. Говорят они на южном диалекте татского языка, который относится к северо-западной иранской группе индоевропейской семьи языков (Миллер, 1929. С. 10).

Район расселения татов - это прибрежная полоса Юго-Восточного Дагестана и примыкающее к нему предгорье. Собственно в прибрежной полосе таты стали жить с 1960-1970-х годов, с появлением Нового (Нижнего) Джалгана. В целом в районах обитания это сильно пересеченная местность с глубокими оврагами с крутыми и обрывистыми берегами. Лесные массивы здесь разбросаны небольшими участками, в них встречаются дуб, граб, липа, ясень, клен и другие деревья, густые кустарниковые заросли. Природно-климатические условия в значительной степени предопределили направление хозяйственной деятельности татов - земледелие и скотоводство.

До Октябрьской революции таты использовали в качестве письменного языка персидский, незначительная часть их владела арабским языком и грамотой. В последующие годы их язык оставался бесписьменным.

Примерно с конца 1950-х годов и до настоящего времени татами нередко называют и горских евреев, что создает в этом вопросе путаницу и значительные сложности. Так, в предвоенные годы оба этнонима считались идентичными, и к концу 1970-х годов более трети горских евреев относили себя к тэтам, к концу 1980-х годов процесс этот прогрессировал, а в последующий период начался обратный процесс в горско-еврейской среде. Это далеко не случайные явления, поскольку здесь прослеживается прямая связь с определенными антисемитскими настроениями в советской среде (официальной и бытовой), с перестроечными явлениями и демократизацией общественной жизни и общественных отношений, с новой волной подъема этнического самосознания народов и др. Как раз в 1970-1980-е годы были предприняты значительные усилия подвести научную базу под надуманный тезис «таты и горские евреи - это этногенетическое единство, искусственно разделенное по конфессиональному признаку».

До второй половины XIX столетия таты входили в состав населения Кайтагского уцмийства и Табасаранского майсумства. С 60-х годов XIX века они вместе с другими дагестанцами вошли в состав Дагестанской области (в Кайтаго-Табасаранский округ) Российской империи.

На территории Дагестана таты расселены в удобных для земледелия районах равнинного приморья и предгорья. Это не могло не повлиять на земледельческую направленность традиционных занятий народа.

Во II - начале I тысячелетия до н. э. в Юго-Западной Азии, в частности на Иранском нагорье, происходили мощные миграционные волны кочевников-скотоводов. Сложившиеся в результате этого племенные союзы включали в свой состав наряду с местными также и пришлые этносы. Ряд исследователей считает неслучайными генетические параллели татского языка с языками этносов Восточной Мидии (И.М. Дьяконов, Ж.Г. Галотвин, М.Е. Мататов). Появление татов на Кавказе, в частности в Дагестане, связано с экспансией Сасанидов на Восточный Кавказ. С целью обезопасить северные границы от вторжения кочевников иранские властители разместили здесь укрепленные поселения, население которых - воины-колонисты - служило серьезным ограждением от неспокойных соседей. В 387 году по договору с Византией Иран держал на Кавказе укрепленные поселения и крепости. Предки современных татов на Кавказе как раз и были этими колонистами. Элементы этногенетических связей в какой-то степени сохранились лишь в языке и религии. С периода раннего средневековья в области духовной и материальной культуры татов преобладают общедагестанские черты с весьма заметным влиянием традиционной культуры азербайджанцев.

Однозначного мнения в отношении состава татского этноса в историко-этнографической литературе все еще не сложилось. Так, вслед за И. Черным М.В. Мататов, Х.Д. Авшалумов и другие считают, что этноним «таты» объединяет татов-иудаистов (больше известных как горские евреи), татов-мусульман (здесь - собственно татов) и татов-григорян (армяно-григорян, живущих в основном за пределами Дагестана). Иные исследователи вслед за И.Ш. Анисимовым полагают, что таты и горские евреи - это два самостоятельных этноса, различных по происхождению, языковым особенностям, вероисповеданию и культуре (М.М. Ихилов, Г.Б. Мусаханова и др.).

Официальные переписи сведений о динамике численности татов не дают, так как упомянутая выше путаница мешала получению объективных данных. Кроме того, многие таты записывались как азербайджанцы, что никак не способствовало прояснению хотя бы исходных данных демографической ситуации.

Говоря о татах, следует отметить, что основным видом их традиционного хозяйства являлось земледелие. Из злаков выращивалась главным образом пшеница, с XIX в. - кукуруза. Хорошо были развиты садоводство, виноградарство, бахчеводство, огородничество, большое место занимало, особенно в 40-70-е годы XIX века, мареноводство. Значительная часть сельскохозяйственной продукции поступала, как правило, на рынок. Кроме того, таты содержали крупный рогатый скот (быков, коров, буйволов) и овец, разводили птицу. Многие таты в осенне-зимний сезон нанимались работниками на нефтяные и соляные промыслы, подрабатывали в рыболовецких ватагах. Домашние промыслы и ремесла были развиты. Заметное распространение среди татов получили ковроткачество (рукельские ковры - одни из лучших в Южном Дагестане), сукноделие, шелководство, выделка кожи и сафьяна, производство древесного угля. Таким образом, таты представляли собой тип оседлых земледельцев и стационарных скотоводов. Как и другие народы Дагестана, они входят в Дагестанскую историко-культурную область, в свою очередь являющуюся частью Кавказской историко-культурной провинции.

В 30-е годы XX века таты, как и другие дагестанцы, были организованы в колхозы, где трудились бок о бок с азербайджанцами, даргинцами, кумыками, табасаранами, горскими евреями и др. Современная экономика сельского татского населения вливается в местный агрокомплекс, являющийся составной частью агропромышленного комплекса Республики Дагестан. Незначительное число городских татов, главным образом дербентских, а также проживающих в Махачкале, Хасавюрте, Избербаше и других городах и поселках, из общей массы городского населения ничем не выделяются.

В социальном отношении таты Дагестана занимали промежуточное положение между лично свободными узденями и зависимыми раятами. Как и уздени, они имели собственность (пахоту, сенокос, скот, дом с хозяйственными постройками и имуществом и др.) и не несли повинностей типа барщины или услужения феодалу. Но в отличие от узденей, они не имели права на пай из общественных земель (пахоты или сенокоса), обязывались делать феодалу "подношения" и несли иногда повинности типа подводной и вестовой. Семьи татов объединялись в родственные коллективы, каждый из которых имел свое представительство (старейшину) перед джамаатом. В вопросах, не касавшихся распределения пастбищ и сенокосов, совершеннолетние таты были равноправными членами сельских сходов-джамаатов. Функции судей у них выполняли собственные старейшины. Если дело выходило за рамки внутриэтнических отношений, оно разбиралось старейшинами джамаата с участием старейшины-тата. Судопроизводство было основано на нормах обычного права (адатах) и на шариатских нормах мусульманского права. В социальном отношении таты между собой были равны, хотя имущественная дифференциация в их среде зашла уже далеко.

Условия социальной и политической жизни веками вырабатывали у татского населения внутриэтническую сплоченность и некоторую отчужденность по отношению к иноэтническому окружению. Скупость в средствах мимики и жестов, в средствах речевого общения, эмоциональная сдержанность в какой-то степени выделяет тата из общедагестанской среды и в наши дни. Неторопливые и даже откровенно медлительные сельчане склонны проявлять удивительную трудоспособность, трудолюбие при работе в поле, в саду, в хозяйстве, в общественном производстве.

Основной формой семьи была малая семья. Неразделенные семьи в среде татов - явление чрезвычайно редкое. Глава семьи - мужчина, муж и отец. В случае отсутствия главы (отход, торговля) его функции автоматически переходили к старшему сыну. Традиционно многодетность у татов приветствовалась, однако число детей в семье не превышало, как правило, трех-четырех человек, в подавляющем большинстве семей было два-три ребенка. Женщина (жена, дочь, сестра) по отношению к мужчине (мужу, отцу, брату) занимала подчиненное положение. Авторитет главы семьи высок и непререкаем. В современной семье отношения супругов строятся на основе равноправия и взаимного уважения. Главой семьи по традиции продолжает оставаться мужчина. Его авторитет перед детьми хотя уже и не несет следов патриархальной авторитарности, все еще достаточно высок.

В татской среде кроме брака посредством сватовства традиционно бытовали браки похищением, обменный брак, колыбельный сговор, обручение малолетних, формы левирата и сорората. Сторона жениха выплачивала родителям невесты калым в вещевом или денежном выражении. Состав и размер калыма оговаривался до свадьбы. Кроме того, по обычаю жених платил матери невесты «молочные деньги». Предпочтение отдавалось бракам между двоюродными, троюродными и четвероюродными братьями и сестрами и другими родственниками. Как невеста и жених, так и молодые супруги неукоснительно придерживались обычаев избегания и семейных запретов: невеста избегала встреч с родственниками и родственницами жениха (мужа), не называла мужа и его родственников по именам, не подходила к мужу с вопросом или по делу в присутствии посторонних и т.д. Обычаев избегания и запретов придерживался также и жених. Браки между родственниками бывают и в наши дни, но все реже и реже. Калым как таковой в наши дни выплачивается реже, чаще соблюдается обычай делать невесте дорогие свадебные подарки (одежда, украшения, утварь и пр.). Семейные запреты и избегания своего значения не утратили, хотя они сейчас и бытуют в упрощенном и менее жестком варианте.

Как и некоторые другие группы населения Дагестана (горские евреи, кубачинцы, губденцы, балхарцы), таты представляли собой относительно закрытую субэтническую общность: внеэтнические браки у них были крайне редким явлением. В последующем, с конца XIX - начала XX века, таты стали активно смешиваться с азербайджанцами Дагестана и, как уже указывалось, в значительной степени ассимилированы ими. И в наши дни таты находят своего брачного партнера преимущественно внутри этноса или в азербайджанской среде.

Рождение ребенка считалось радостным событием в семье, в кругу родственников. Рождение мальчика, особенно первенца, торжественно отмечалось в семейно-родственном кругу. Большую радость испытывала семья и при рождении мальчика после девочки, тем более - после двух и более девочек. Однако выказывать сожаление, горе, роптать при рождении девочки по морально-этическим нормам не полагалось; к отцу новорожденной и его родственникам это относилось в большей степени, чем к матери и ее родственному окружению. Новорожденного не купали, а обтирали куском влажной шерстяной материи, смачиваемой в чуть подсоленной воде, после чего тело ребенка, за исключением головы, протиралось тампоном из мягкой материи, ваты, пропитанной топленым маслом. В теплой воде ребенка периодически купали только после 36-дневья или 45-дневья. Мальчик проходил обряд обрезания в период от 3 до 30 дней со дня рождения. Все последующие циклы детского возраста (укладывание в люльку, наречение имени, обряды, связанные с первой стрижкой, с появлением и выпадением первого зуба, с первым шагом ребенка и др.) татами отмечались примерно так же, как и другими народами Дагестана. У татов соблюдался обычай одаривания новорожденной предметами женской одежды для взрослого человека (с подтекстом, как нам объяснили: «пусть девочка живет долго»).

Однотипны с обрядами и обычаями других народностей Дагестана и составные похоронно-погребально-поминального обряда татов. Можно отметить лишь, что здесь предпочтение отдавалось захоронению не в нише - подобие могилы, а в невысоком (35-40 см) каменном ящике в могиле, перекрываемом каменными же плитами.

Традиционное жилище татов - это саманное, саманно-каменное, иногда каменное одно- или двухэтажное строение с плоской крышей и открытой верандой (во всю длину строений). Жилище, как правило, выходит наружу (на улицу, в проулок) глухой стеной: окна, двери, веранды были обращены внутрь двора. Значительное место в строительном деле отводилось турлучным конструкциям: турлучными могли быть внутренние перегородки жилого помещения, турлучными были в основном и хозяйственные помещения, загоны, ограда и др. Рядом с домом находились хозяйственные службы: хлев, сеновал, складские помещения, курятники и пр. Почти в каждом дворе имелась емкость с запасом воды для полива, иногда это был небольшой, обложенный камнями бассейн. Здесь же, под легким навесом, размещался род летней кухни с тандыром для выпечки хлеба. Как правило, небольшой приусадебный огород и сад в несколько деревьев составляли единый комплекс усадьбы за общей изгородью.

Внутреннее убранство традиционного жилища состояло из разостланных паласов и ковров, пуфиков и подушек, спальных принадлежностей, кухонной утвари, а также развешанных по стенам одежды, оружия, конской сбруи и пр.

В традиционной одежде татов отразилось заметное влияние азербайджанской культуры. Мужчины носили рубахи и узкие штаны из домотканого сукна, с XIX века рубахи шились уже преимущественно из сравнительно дешевых фабричных тканей. Верхней плечевой одеждой служил архалук, нередко черкеска с газырями. Овчинных шуб таты не носили. Голова покрывалась овчинной папахой, на ноги надевались сапоги с высокими или укороченными голенищами. Женщины носили длинные туникообразные рубахи и широкие в шаге штаны, Среди женщин распространены были и отрезные по талии модели платьев, а также распахнутое сверху донизу приталенное платье с длинными широкими рукавами и широкой юбкой. Женский архалук, нередко стеганный на вате (зимний вариант), шился в основном из дорогих тканей - шелка, бархата, парчи. Голова покрывалась чепцом-накосником чухту, украшенным у девушек и молодых женщин серебряными монетами, цепочками и розетками. На чухту надевался легкий шерстяной или шелковый платок, поверх которого набрасывался большой по размерам тяжелый платок, нередко с бахромой. Длинная и широкая шаль, укутывавшая женщину с ног до головы, довершала убор. На ногах женщины носили сафьяновые, бархатные, парчовые башмаки с каблуками и без них. Женщины-татки любили украшать себя бусами, кольцами, перстнями, браслетами, серьгами, ожерельями, изделиями типа колье, кулона и т.д. - золотыми и серебряными.

Пища татов была разнообразной: мучной, мясной, молочной. Квашеный хлеб пекли в тандыре, неквашеный - на плите или сковороде. Распространены были разного рода супы: на мясном бульоне, с курицей, овощные, молочные, суп с лапшой и др. Нередко к столу подавались постные пловы, приправленные муссами, сиропами, молочными, овощными и плодовыми подливами. Нередко блюдом у татов был и хинкал с чесночной, бульонной или кисломолочной подливой. Обильно потреблялись овощи, фрукты, огородная зелень. Из фруктов на местах изготовлялся довольно крепкий спиртной напиток типа араки. Специфическая особенность национальной кухни татов - тяготение к специям, пряностям, солениям и маринадам. Особенно широкое потребление, к примеру, получил маринованный, очень острый стручковый перец.

В основе традиционной этики поведения татов лежало стремление продемонстрировать уважительно-доброжелательное отношение к собеседнику, встречному, не теряя при этом своего достоинства. Уважительное отношение к старшему вообще, в частности к старшему родственнику, лежало во главе угла норм общественного поведения.

Согласно сложившимся нормам, группа беседующих татов как бы совершенно не замечала проходящей мимо женщины, девушки. Тем не менее, при ее приближении шутки и смех на время прекращались, прерывался разговор. Возобновлялось прежнее общение после некоторого отдаления проходящей. Впрочем, правила благовоспитанности требовали от девушки или молодой женщины обходить по возможности стороной подобные собрания. С детских лет подрастающему поколению прививались такие чувства, как учтивость, сдержанность в речах и поступках, скромность, доброжелательное отношение к односельчанам и родственникам и др.

В духовной культуре народа много общедагестанских черт, наблюдается здесь также и азербайджанское влияние. Последнее наиболее отчетливо отразилось в фольклоре. У татов-мусульман были примерно те же рудименты домонотеистических представлений, что и у остального большинства дагестанцев (черти, джины, девы, оборотни, духи гор, рек, полей, лесов и т. д.).

Как и другие мусульмане Дагестана, таты-мусульмане торжественно отмечали и отмечают сейчас такие религиозные праздники, как день поминовения родных и день окончания поста: люди одеваются в праздничные одежды, посещают родных, близких и односельчан с подарками и поздравлениями, устраивают коллективные моления и трапезы и пр. В начале третьей декады марта празднуются дни начала весны: накрываются праздничные столы, разжигаются костры, исполняются песни и танцы, повсюду царят шутки, смех и розыгрыши. Согласно полевым данным, до начала первых десятилетий XX века в татской среде бытовал обычай сжигания на новогодних кострах небольшого антропоморфного соломенного чучела, в чем усматривается прямая связь с доисламскими представлениями.

Народные лекари знали целебные свойства многих культурных и диких растений и успешно использовали эти знания в лечебной практике. Песенный фольклор по мелодике и содержанию несет печать азербайджанского влияния. Плачи и причитания по покойному звучали как на татском, так и на азербайджанском языках.

Современные таты посредством русского и азербайджанского языков приобщены к культурным достижениям мировой цивилизации. Огромна тяга подрастающего поколения к учебе, знаниям. По приблизительным подсчетам, почти 25% выпускников средних школ продолжает учебу в вузах республики, до 40% их поступает в средние специальные учебные заведения.

Цитируется по изд.: Народы Дагестана. М., 2002, с. 534-540.

Этнос: