Расселение марийцев

Версия для печатиВерсия для печати

Появление марийцев (цармис, черемис) на исторической арене документально фиксируется на рубеже 1 - 2 тысячелетий н. э. Первоначальная русская летопись [Повесть временных лет] начала XII века локализует место обитания черемис-марийцев, наряду с мордвой и муромой, в нижнем течении реки Оки, обозначая лишь западные пределы расселения марийцев [История Марийского края, 1992. С. 7-8]. Последующие исторические источники, записки различных авторов периода средневековья указывают проживание марийцев в различных местах на территории Среднего Поволжья. Публикации документов и материалов, исследования по истории и археологии, лингвистике и топонимике, этнографии и фольклору в новое и новейшее время внесли значительный вклад в выяснение различных вопросов расселения марийцев на различных этапах их этнической истории.

Попытка проследить историю расселения марийцев впервые была предпринята профессором Казанского университета И. Н. Смирновым в монографии «Черемисы», которой он посвятил часть I главы [Смирнов, 1889. С. 3-19]. Помимо имевшихся к тому времени источников и литературы, он использовал полевые материалы экспедиции, проведенной летом 1888 года.

Первоначальной прародиной древних марийцев И. Н. Смирнов считал Окско-Сурское междуречье, где они проживали в соседстве с морд-вой. По его мнению, территория их древнего обитания была более пространной, и ко времени первоначальной летописи она расширялась на восток - через Суру и на север - через Волгу. На восток марийцы расселялись по обоим ее берегам, но основной массой - по правобережью, достигнув берегов реки Свияги. О проживании марийцев по правобережью Волги в период средневековья среди мордвы и булгаро-чувашского населения известно по топонимическим, историческим, этнографическим и фольклорным исследованиям [Федотов, 1970. № 2; Галкин, 1967, 1985, 1988, 1995; Козлова, 1978; Казанцев, 1985; Димитриев, 1984; Иванов, 1998; Акцорин, 2000 и др.]. На севере они продвигались частью по реке Унже. Но большинство селилось в бассейне реки Ветлуги по ее притокам в нижнем и среднем течении.

В результате переселения марийцев с Окско-Сурского междуречья в левобережье Волги се-верная граница их расселения к XIV веку, по данным И. Н. Смирнова, проходила на прос-транстве между Котельничем и Галичем. Он считал, что заселение западной части Ветлуж- ско-Вятского междуречья происходило за счет переселенцев с рек Унжа и Ветлуга. По притокам последней, через притоки реки Вятки марийцы вышли на ее среднее течение, заселили западную часть Вятского края (впоследствии Ко-тельнический, Иранский и частично Орловский уезды).

Полагаясь на топонимические материалы, И. Н. Смирнов иногда преувеличивал пределы обитания марийцев. Так, считая мордовский топонимический формант -кужи, -куши за марийский, он значительно отодвигал границу обитания древних марийцев на юг, в междуречье Оки и Суры. И. Н. Смирнов допускал возможность расширения территории проживания марийцев и на севере Среднего Поволжья, считая, что они в XIV веке «жили уже массой близ Галича».

В книге германского дипломата С. Герберштейна, написанной после пребывания в Московском государстве в 1517 и 1526 годах, содержатся интересные сведения о марийцах: что они в первой половине XIV века еще проживали в Окско-Сурском междуречье перемешанно с мордвой. Автор отмечал, что они «бродят и разбойничают между Галичем и Вяткой.., обитают на широком пространстве от Волги и Вятки до Камы без всяких жилищ» [Герберштейн, 1986. С. 90, 117, 119-120].

По этому поводу А. Г. Бахтин высказал свое сомнение. Он считает, что на севере марийцы не могли проживать на такой обширной территории, хотя допускает возможность их появления в этих краях с целью охоты [Бахтин, 1998. С. 31]. Очевидно, выражение «бродят..., и обитают без жилищ» означает, что там марийцы не имели постоянных жилищ, но это была зона их активной промысловой деятельности, где они занимались охотой, рыболовством, бортничеством и собирательством.

Если заселение марийцами западной половины Ветлужско-Вятского междуречья по И. Н. Смирнову происходило со стороны Ветлуги по их притокам, то в расселении их в восточной части междуречья основную роль играла р. Илеть с притоками, куда перемещались марийцы с правобережья Волги. С верховьев Илети и ее притоков марийцы вышли на притоки р. Вятки и достигли к XV веку территории будущих Уржумского и Мамадышского уездов.

Как известно, распад Золотой Орды, набеги южных кочевников и отрядов различных ханов и беков на ее население вызвали массовый его отток в лесные районы Среднего Поволжья: на север через р. Каму, в левобережье р. Волги и на запад в ее правобережье. Наплыв сюда предков чувашей положил начало постепенному перемещению марийцев через р. Волгу в левобережье.

По мнению И. Н. Смирнова, в Ветлужско-Вятском междуречье предшественниками марийцев были вотяки-удмурты и зыряне-коми. Они были постепенно вытеснены по мере заселения марийцами междуречья. Следы их проживания сохранились в топонимике и гидронимике местности и в преданиях населения. Многие из них оставлены и предшествующим населением. Марийцы идентифицировали свое местоположение по рекам, по которым они передвигались в ходе расселения и обретали свое местожительство. И. Н. Смирнов приводит самоназвание ряда групп марийцев, идентифицирующих себя по названиям рек, на берегах которых они оседали: Вытля мар - по Ветлуге, ветлужские, Пижман маре - по Пижме, Рде маре - руткинские, Кундыш мари - по Кундышу, Шудо мари - по Шуде, Оно марий - по Оне, Ир мар - по Иру (Ировке), Юрон маре - по Юронге, Кудъман маре - по Кудьме.

К середине XVI века казанским летописцем зафиксирована этническая территория марийцев, т.е. место проживания большинства марийского населения. На этой территории, охватывавшей в основном Ветлужско-Вятское междуречье, про-живали горные марийцы на правобережье Волги, луговые марийцы на левобережной ее стороне, которые названы «землепашцами и трудницами». Две группы - ветлужские и кокшажские - названы живущими в лесных пустынях, которые занимались присваивающими отраслями хозяйства - «ловом звериным и рыбным...». Кроме того, упомянута «дальняя черемиса в башкирских улусах» [Казанская история, 1954. С. 66]. К этому времени большинство марийцев проживало на левом берегу Волги в междуречье ее с Ветлугой. Значительная группа горных марийцев проживала в Нижнем Присурье, примыкающем к массиву в левобережье. Примерно до начала II тыс. н.э. большинство марийцев или не менее половины их общего количества проживало на правом берегу реки Волга - от Оки до Свияги.

Высказанные И. Н. Смирновым идеи о начальной территории расселения марийцев получили подтверждение в современных исследованиях. На научной конференции по этногенезу марийского народа в г. Йошкар-Оле (декабрь 1965 г.) большинство выступавших сошлось во мнении, что формирование этноса марийцев и ранний этап его этнической истории происходили южнее и западнее современной их этнической территории. Лишь археологи считали местом формирования этноса марийцев Ветлужско-Вятское междуречье [см. доклады А. X. Халикова, Г. А. Архипова, Б. А. Серебренникова, И. С. Галкина, Л. П. Грузова, Д. Е. Казанцева, К. И. Козловой в книге «Происхождение марийского народа», 1967]. Конференция явилась стимулом для расширения и углубления исследований по проблеме этногенеза и этнического развития марийского народа.

Ныне большинство современных исследователей сходится во мнении, что этнические основы марийцев сложились на базе волжско-финских племен правобережья Волги с определяющим субстратом из племен городецкой культуры. Они считают, что предки марийцев находились южнее и западнее территории современного основного массива их расселения, преимущественно в правобережье средней Волги [Никитина, 1996. С. 63; 1999. С. 163; 2002. С. 166-167; Галкин, 1985. С. 18; 1988. С. 53; 1995. С. 36; Казанцев, 1985. С. 40-52 и др.]. Можно предположить, что непосредственными предками древних марийцев явилась северная группа позднегородецских племен, локализовавшаяся на значительной части правобережья Волги к востоку от реки Оки и в нижнем Поветлужье на левом берегу реки Волги.

Исследователи считают, что территория Ветлужско-Вятского междуречья не входила в зону формирования этноса марийцев, так как в ней обитали предки финно-пермских, в том числе азелинских, племен - будущих этносов коми и удмуртов, причем К. И. Козлова считает азелинцев пермичами по языку [Козлова, 1978. С. 45; Галкин, 1985. С. 18; Казанцев, 1985. С. 34 и далее; Никитина, 2002. С. 168-169].

Значительный вклад в освещение динамики расселения марийцев в период средневековья внесла Т. Б. Никитина, которая на основе археологических материалов составила карты археологических памятников, характеризующие изменения в расселении марийцев с середины VI до XVII вв. [Никитина, 2002. С. 156-201].

Автор считает, что марийцы на современной территории их расселения поселились не ранее середины VI века н.э. Более 40 памятников VI-VII вв. оставлено населением с признаками этнически определившихся марийцев. Они размещались по обоим берегам Волги от низовья р. Кудьмы на западе до устья р. Большая Кокшага на востоке. Более половины памятников находится на территории между низовьями pp. Сура и Сундырь, в правобережье и в приустьях левобережной части рек Ветлуга и Рутка. Остальные редкие памятники левобережья свидетельствуют расселение марийцев по среднему и нижнему течению р. Ветлуги, в бассейне рек Большая и Малая Кокшага, проникновение в бассейн реки Немды (приток реки Пижмы).

Археологическая карта VI-VII веков позволяет предположить, что марийцы к середине I тысячелетия н. э. в основном заселили западную часть Ветлужско-Вятского междуречья, частично оставались за Сурой и Ветлугой. Памятники марийцев в восточной части междуречья уже преобладали количественно над редкими памятниками пермских финнов у обеих Кокшаг и на Илети, что свидетельствует о продвижении марийцев на восток междуречья в сторону р. Вятки. Учитывая явное преобладание памятников в правобережье к середине I тыс. н.э., можно предположить, что большинство марийцев проживало на правом берегу р. Волги.

В VIII—XI вв. происходит расширение этнической территории марийцев за счет их продвижения в восточную часть Ветлужско-Вятского междуречья в результате вытеснения и ассимиляции пермского населения. Новые памятники появляются на берегах р. Пижмы и ее притоков, в приустье реки Малая Кокшага, в бассейне р. Илеть, на притоках р. Вятки. На западе от реки Суры известен Кантауровский могильник на левом берегу р. Волги, против устья р. Оки, на востоке - Борисковский могильник близ устья р. Казанки. По мнению Т. Б. Никитиной, в результате межэтнических контактов марийцев с разными группами пермян происходило формирование северо-западных и луговых марийцев. На юго-западе междуречья (низовья рек Ветлуга и Рутка) и в правобережье р. Волги (Нижнее Присурье) формируется плотно заселенный массив горных марийцев. Судя по предметам южного импорта, обнаруженным в марийских археологических памятниках, можно утверждать, что в этот период налаживаются торгово- экономические и культурные связи с Волжской Булгарией.

В XII-XV веках происходило дальнейшее освоение марийцами территорий междуречья: появляются новые памятники в глубинных малонаселенных районах, особенно в восточной его части. В связи с илемным расселением увеличивается количество селищ. На окраинах этнической территории сохраняются городища. Т. Б. Никитина отмечает, что они приобретают многофункциональное назначение, становятся административными, торговыми, религиозными, сторожевыми центрами. Их значение повысилось в связи с усложнением военно-политической обстановки в Среднем Поволжье в XIII веке (нашествие монголо-татар, разгром Волжской Булгарии, опустошительные набеги на земли поволжских народов). Происходило массовое передвижение булгарского населения в лесные районы правобережья и левобережья Волги, что вызывало, в свою очередь, перемещение части марийцев из правобережья Волги на левый берег, из Приказанья - вглубь междуречья Вятки и Волги. Часть булгар оказалась и на марийских землях по обе стороны реки Волги, о чем свидетельствуют их погребения в ряде могильников.

В этот период на западной части Ветлужско-Вятского междуречья обнаруживается заметное увеличение мерянского и славянского населения или ославянизированных финноугров, особенно костромских. Резкое их увеличение в XII— XIII вв. объясняется не только их традиционными культурными и торговыми связями, но, вероятно, свидетельствует о непосредственном перемещении в Поветлужье из Костромского Поволжья.

К середине XVI века марийцы расселились на значительной части Ветлужско-Вятского междуречья. Наиболее плотно были заселенными нижнее Присурье до р. Сундырь, бассейны рек Большая и Малая Кокшага, Илеть, примыкающая к последней территория, охватывающая бассейны рек Вятской системы: Немда, Байса, Буй, Уржумка, Аджим, Шурма, Шошма, Бурец, Ошторма. Причем, по мнению М. Г. Худякова, марийцы начали селиться на притоках реки Вятки с XIII века [Худяков, 2003. С. 45]. Небольшие группы марийцев встречались севернее р. Пижмы, по берегам реки Ветлуги и западнее ее, в Окско-Сурском междуречье, восточнее р. Сундырь. Марийцы проникли через р. Вятку, селились в Вятско-Камском междуречье и появились в Закамье «в башкирских улусах».

И. С. Галкин очертил примерную границу расселения марийцев, основываясь на топонимах с формантами -нер, -нар, -инер, -ингер от слов эйвр на луговом и ангыр на горном, означающих «река». Подобные топонимы зафиксированы в пределах территории по линии Котель- нич - Нижний Новгород - Дальнеконстантино- во - Ибреси - Казань - Кильмезь - Котельнич. Возникновение и распространение топонимов он относит к разным хронологическим периодам, что предполагает отражение постепенного перемещения марийцев с запада и юга на север и восток [Галкин, 1995. С. 306].

Политические события и социально-экономические процессы II половины II тысячелетия и XVI века (монголо-татарское нашествие и разгром Золотой Орды, массовая миграция булгарского населения в лесные районы левобережья и правобережья Волги, образование Казанского хан-ства, в составе которого оказалось большинство марийского населения, возвышение Московского государства, рост влияния этих государств на социально-экономические процессы народов Поволжья, их противоборство за господство на Волге) внесли существенные сдвиги в размещение разноязычного населения региона. Этническая территория марийцев в течение XIII - первой половины XVI веков ввиду массового перемещения с правобережья в левобережье значительно расширилась к северу и востоку, охватив значительную часть Ветлужско-Вятского междуречья, сменив здесь предшествующее финно-пермское население. Бул- гаро-чувашское население вытеснило и ассимилировало часть марийцев в восточной части Сурско-Свияжского междуречья. Русское население стало преобладающим к западу от рек Сура и Ветлуга, к северу от р. Пижмы. Большинство марийцев расселилось в левобережье Волги. В правобережье компактный массив марийцев занимал в основном Сурско-Сундырское междуречье, хотя часть марийцев все еще проживала среди чувашей на востоке и среди русских и мордвы на западе. Из марийцев правобережья Волги и Поветлужья сформировалась этнографическая группа горных мари, а из левобережных и переселившихся ранее в их среду правобережных - этнографическая группа луговых мари.

После присоединения Поволжья, в том числе и Марийского края, в состав России основными причинами переселения марийцев были акции правительственных войск в «черемисских войнах» 1550-х, 1570-х и 1580-х годов, что вызвало бегство в глухие лесные районы края, а также за его пределы - в левобережье реки Вятки, в Вятско-Камское междуречье и в Закамье.

Период середины XVI - XVIII веков является временем активных миграций марийцев, происходящих как в пределах этнической территории, так и направленных за ее пределы.

Для укрепления власти Русского государства и «успокоения» местного населения на территории Среднего Поволжья возводились новые укрепленные города с аппаратом управления и воинскими командами. Так, на этнической территории марийцев в 1570-1590 годы были основаны города Кокшайск, Козьмодемьянск, Царевококшайск, Уржум, Яранск, Малмыж, с отчуждением земель окрестных марийцев и заселением вокруг городов русских крестьянских сел, деревень и починков [История Марийской АССР, 1986. С. 54-73; Иванов, Сануков, 1999. С. 18-24]. Позднее эти города стали уездными центрами.

Введение воеводского управления в городах и уездах, утверждение существовавших ранее единиц административно-территориального деления - дорог, волостей, сотен, пятидесятен, составление писцовых и переписных книг для учета податного ясачного населения и обложения и раскладки податей и повинностей, растущие поборы, злоупотребление должностных лиц - все это значительно ухудшало положение крестьян. В этих условиях местные марийцы вынуждены были покидать родные земли и переселяться на новые. Так, с правобережья Волги в аналогичных обстоятельствах в течение конца XVI - начала XVII веков с чувашского правобережья на левый берег переселились последние группы горных марийцев [См. Смирнов, 1889; Троицкая, 1893; Спасский, 1913; Казанцев, 1985. С. 112-113; Акцорин, 2000;].

Переселение правобережных марийцев в левобережье отразилось в названии марийских волостей. Некоторые из них содержали характерные названия-форманты Кукмара, Кукмарь, Кукмор - сокращенный вариант этнонима курык мари (горные марийцы). Среди волостей XVI-XVII веков Г. Н. Айплатов называет Бет-Кукмора (Бет или Пет - приток р. Плети), Пинжан-Кукморы (Пинжан - приток р. Пет), Илеть-Кукморы (Илеть - приток Волги), Кукмор (ныне райцентр Республики Татарстан), Ошторма- Кукмор (Ошторма - приток Вятки), Немды-Кук- мары (Немда - приток Пижмы, впадающей в Вятку) [Айплатов, 1967 а. С. 145-146]. В списках населенных мест встречаются также названия волостей и деревень Ноли-Кукмарь, Ляж-Кукмарь в Царевококшайском, Котельническом, Уржумском уездах. В конце XVI - начале XVII вв. марийцы, проникнув за реку Вятку, местами расселялись по левобережным ее притокам Лудяна, Ноля, Воя, Немда, Кильмезь. Известно, что имел место спор между марийскими и русскими крестьянами из-за земельных угодий на территории Нолинского уезда между реками Лудяна и Воя, притоком последней рекой Суной [НРФ МарНИИ. On. 1. Д. 40]. В среднем течении р. Вой и поныне существует д. Кукмары Немского района Кировской области (бывшего Нолинского уезда). Эта деревня - свидетельство былого проживания там горных марийцев, судя по топониму.

В XVII веке часть привятских марийцев была вынуждена уйти из своих селений и угодий из-за монастырской колонизации. Известно, что значительное количество земельных, лесных и рыбных угодий по р. Вятке и ее притокам были переданы во владение вятским монастырям - Успенско-Трифоновскому и Спасско-Цепочкин- скому, с лишением этих владений марийских крестьян [НРФ МарНИИ. On. 1. Д. 40].

В Заказанье и по нижнему течению р. Вятки происходило нарастающее продвижение и рас-селение татарского и русского населения. Большинство марийцев в течение XVII-XVIII вв. постепенно покинуло эту часть прежнего местожительства, частично было ассимилировано татарами и русскими. По данным М. Г. Худякова, переселение в Малмыжский край татар и русских явилось причиною «выселения черемис на новые свободные земли, в других же - отатарения и обрусения черемисского населения». В качестве примера он отмечал селения Шишинерь, Янгулово, Четай, Салаусь, Маскара и др., которые прежде были марийскими, теперь же их жителями являются татары. Сохранились предания о вытеснении марийцев татарами в деревнях Пижмары, Карман-Курык, Ардаял, Шургунур и др. Среди обрусевших марийских селений М.Г. Худяков назвал «Черемисский Малмыж, Буртек, Бабино, Ахпай и другие» [Худяков, 2003. С. 41]. В ряде татарских и русских деревень северо-западных районов Татарстана известны «черемисские кладбища», молельные рощи, сохранились предания, местные топонимы, являющиеся свидетельством былого обитания на этой территории марийского населения [Никитина, 1992. С. 82-83].

Отток марийского населения из Приказанья и побережья р. Вятки отразился в исчезновении ряда марийских волостей, учтенных переписными книгами XVII века: Атня, Бигишна (по Алатской дороге), Ошторма-Кукмора, Пюр (по Арской дороге), из которых марийцы разъехались во внутренние волости Марийского края или за реку Вятку и на восток. Так, потомки марийцев из волости Атня (отня марии) известны в деревнях Шоруньжа (Моркинский район), Большая Коклала (Сернурский район), Ильпанур (Параньгинский район) и др. В исследованиях Л. Ш. Арсланова, обобщившего работы по ойконимии Заказанья и привятских территорий, выделен значительный пласт марийской топонимики, свидетельствующий о проживании здесь массы марийцев в XVI-XVIII вв. наряду с удмуртами до массового расселения татар и русских, вытеснивших большую их часть [Арсланов, 2001. С. 42-48, 55-61 и др.].

В XVII веке этническая территория марийцев претерпевала значительные изменения из- за расселения на окраинах соседних народов. С севера и запада их теснили русские, с юга - чувашское и русское население, с востока - татары и русские. Немарийское население стало селиться и во внутренних пределах марийской этнической территории - в городах, ставших уездными центрами, и в их окрестностях, где возникали слободы, села и деревни русских ремесленников и крестьян.

Старинные ясачные земли с богатыми угодьями захватывали монастыри: Спасо-Юнгинский по обоим берегам Волги на территории Акпарсовой и Тохпаевой сотен Козьмодемьянского уезда, Ежово-Мироносицкий - в Мананской волости Царевококшайского уезда [История Марийской АССР, 1986. С. 82-83: Айплатов, Иванов, 2000; Головина, 1992].

Ясачными землями марийских крестьян завладели и другие монастыри. Успенско-Трифонову монастырю в середине 60-х годов XVII века были отданы земли с угодьями марийцев волости Мелеть и деревни Кильмезь по реке Суне в верховьях рек Воя и Лудяна в левобережье Вятки. Воспользовавшись, что волость Мелеть и деревня Кильмезь относились к Казанскому уезду, а их угодья по реке Суне - к Вятскому, старцам удалось выселить сунских марийцев, поселившихся 9 дворами, из их местожительства, а их строения и угодья отдать монастырю. Так же поступили и с жителями шести селений русских крестьян по рекам Воя и Лудяна. В документе начала 1669 года сообщалось, что в марийской деревне «в тех дворах жильцов черемис никого нет» [НРФ МарНИИ. On. 1. Д. 40. Л. 337-340]. Еще раньше старцы пожаловались, что в пределах монастырских владений в местности Вятские Полянки живут «русские ясачные крестьяне... и черемисы деревни Кукморы и Слудки от Воштормы речки вверх по Вятке на 10 верст». Они поселились якобы по неверному межеванию на монастырских владениях на реке Слудке, вышедших из волости Воштормы-Кукморы, получив землю, покосы и угодья во владениях монастыря. Просьба старцев была уважена, и по указу царя «русские ясачные крестьяне и черемисы Янбулатка Панеяров с товарищи с той монастырской земли...с ясаки сосланы на прежние свои житья или где они в ясачных деревнях места приищут» [Там же. С. 365-367].

Спасско-Цепочкинскому монастырю в середине XVII века аналогичным образом удалось завладеть пашней и покосами в низовьях р. Буй, принадлежавших марийцам волости Чам. А в 1660-1680 гг. монастырь сумел прибрать угодья марийцев (рыбные ловли, бортные ухожаи, покосы) по обеим сторонам реки Вятки от деревни Аркуль до деревни Кильмезь, принадлежавшие марийцам волостей Биляморы, Сабы и Тюрек [Там же. С. 383-384, 388-390].

Вытесняемое с окраин и пригородных мест марийское население уплотнялось в глубинных районах этнической территории или предпочитало покидать родные земли в поисках более свободных мест за пределами родины. Постепенно часть марийцев продвигалась в восточном направлении - за реку Вятку, в Вятско-Камское междуречье. Оно послужило своего рода плацдармом, с которого происходило последующее движение марийцев в Закамье и Приуралье [Сепеев, 1975. С. 23].

В 70-80-х годах XVII века, по подсчетам Г. Н. Айплатова, проживало примерно 110-120 тысяч марийцев обоего пола [Айплатов, 1966. С. 8]. В последующей своей работе он попытался уточнить эти данные на основе изучения разрядных книг 1680-х годов. По последним его подсчетам количество марийцев составляло приблизительно 70,1 тыс. человек обоего пола [Айплатов, 2002. С. 53]. К концу XVII века марийцы плотным массивом заселили Ветлужско-Вятское междуречье, особенно восточную его половину. Часть марийцев перемещалась оттуда вглубь этнической территории, другая часть переселялась в Прикамье и Приуралье. Продолжалось заселение внутренних районов Марийского края.

Расселение марийцев в конце XVII - первой половине XVIII веков наглядно представлено ниже (см. табл. 1). Приведенные здесь топонимы отражают факт переселения правобережных марийцев («курык мари», «кукмари») на левобережье.

В начале XVIII века марийцы, как и в пред-шествующие века, в своем большинстве проживали в средневолжском ареале. Но границы ареала расселения за последнее столетие здесь несколько сузились. В правобережье Волги марийцы густо заселили пределы Сурско-Сундырского междуречья в Нижнем Присурье. Марийских селений не осталось практически по обе стороны междуречья, хотя процесс взаимопроникновения чувашей и марийцев продолжался. К западу от Суры, по данным А. Г. Иванова, марийцы отмечаются в ревизских списках переписи 1719 года в Рыжайской волости Закудемского стана Нижегородской провинции [Ива-нов, 1995. С. 31]. По существу, отступили марийцы из Унжинско-Ветлужского междуречья, из ряда мест левобережья Средней Вятки. Марийцы остались в меньшинстве среди массы русского населения южнее р. Пижмы и в Поветлужье. Отступили марийцы и из Заказанья, где остались небольшие островки марийских на-селенных пунктов в Казанском и Мамадышском уездах. По всему прибрежью средней Вятки, марийское население поредело. Только в Малмыжском и Уржумском уездах сохранилось заметное количество марийских деревень.

С конца XVII века активизировалось миграционное движение марийцев в Прикамье и Приуралье, где происходило освоение нового ареала расселения.

Петровские реформы потребовали мобилизации громадных ресурсов, которые огромной тяжестью легли на плечи податного населения. С конца XVII века масштабы переселенческого движения усилились и в начале XVIII века приобрели характер массового бегства. Пик миграции пришелся на первую четверть XVIII века, который, в свою очередь, выразился значительной убылью марийского населения средневолжского ареала. В ряде уездов Поволжья убыль составляла от четверти до половины населения. Только в 44 марийских волостях Алатской дороги Казанского уезда (большая часть восточной территории междуречья) с 1710 по 1717 годы убыло 15986 марийцев, из них более половины числилось в бегах [Иванов, 1995. С. 40-41].

Таблица № 2

ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ МАРИЙЦЕВ В XVIII ВЕКЕ (ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК ОБОЕГО ПОЛА)

Годы

Численность марийцев

В том числе

Всего

Горных               

Луговых

Восточных

 

 

 

 

 

1723

74

14

49

11

1746

93

15

61

17

1764

119

21

72

26

1782

137

23,5

81,5

32

1795

158

24

90

44

 

 

 

 

 

 

Источник: Иванов, Сапунов, 1999. С. 45.

К середине XVIII века в Прикамье и Приуралье из переселенцев сложился новый ареал марийского населения, сформировалась этнографическая группа восточных марийцев. Последний всплеск бегства приходится на период около середины XVIII века. За 1746 - 1764 годы было зафиксировано из общего числа «сходцев» 684 души мужского пола марийцев [Иванов, 1995. С. 42]. Большинство восточных марийцев проживало на территории Уфимского уезда Оренбургской губернии (ипон мари, йупоныш мари), меньшая часть в Кунгурском уезде Пермской губернии (коыгыр мари). Одно селение находилось в составе Верхотурского уезда Тобольской губернии (на реке Бисерть, приток реки Уфы). Переселенцы устраивались в качестве припущенников на землях башкирских общин на различные условия оплаты, как и переселенцы из татар, удмуртов, чувашей и мордвы. Правительство боролось путем воинских заслонов- патрулей, снаряжало команды по выявлению беглых на местах. Известно, что возвращено было около тысячи марийских беглецов, причем почти все они вернулись в волости Алатской и Галицкой дорог, то есть в места обитания луговых марийцев {Иванов, 1995. С. 42).

За период с 1723 по 1795 год (с первой по пятую ревизию) численность марийцев возросла с 74 до 158 тысяч человек (более чем в два раза). Восточных марийцев стало за это же время в четыре раза больше (см. таблицу № 2). 

В XIX - начале XX веках этническое и социально-экономическое развитие марийцев, условия их существования и жизнедеятельности, сравнительно с бурными событиями и потрясениями предыдущих периодов, происходило в более благоприятной обстановке. Правительство полностью овладело политической и социально-экономической ситуацией в регионе после подавления ряда социальных выступлении XVIII века (последним и самым значительным была крестьянская война 1773-1775 гг. под руководством Пугачева). Этот период был временем наиболее стабильной этнической ситуации в регионе Поволжья - Приуралья. Губернская реформа 79-90 гг. XVIII века, Генеральное межевание земельных владений конца XVIII - начала XIX веков способствовали дальнейшему совершенствованию учета податного населения, закреплению их в сельской общине и в определенном местожительстве, финансовой ответственности крестьян-общинников перед местными органами управления. Правительством были предприняты меры по увеличению функций и расширению штатов государственных ведомств, курирующих народонаселение. Перемещения населения все более регламентировались центральными и губернским администрациями. Все это ограничивало (во всяком случае, в дореформенный период) значительные передвижки в расселении народов, в том числе и в Поволжско-Уральском регионе. В первой половине XIX века переселения марийцев преимущественно происходили в пределах основных ареалов расселения, в пределах одной губернии или уезда или в близлежащие соседние.

Одним из последствий Генерального межевания стало переселение крестьян из-за недостатка земли. Основанием для переезда в Вятской губернии было наличие земельного надела менее 5 десятин на душу. Земля для подавших прошение о переселении отмежевалась из государственного фонда, выделенного Государственным межеванием. Прошение с соответствующими документами проходило через несколько местных инстанций, пока дело об утверждении разрешения на переселение доходило до губернской Казенной палаты. Иногда эта процедура длилась годами. Поэтому многие крестьяне, не дожидаясь решения Казенной палаты, устраивались жительством на указанных или выбранных участках территории госфонда, куда были отмежеваны и земли марийских общин [Столетие, 1881. С. 420-433; История Марийской АССР, 1986. С. 123].

После Генерального межевания во всех ареалах расселения марийцев прибавилось русское население, на востоке также татарское. Дальнейшее развитие получило чересполосное расселение марийцев, особенно марийско-русское, а также марийско-татарское. На севере и западе поволжского ареала увеличилось количество смешанных марийско-русских общин и населенных пунктов, на востоке - марийские деревни перемежались с татарскими аулами. На территории Ма- пийпк-лгп кпяя хптя и упегтичипось расселение

русского населения, на территории уездов, полностью или частью относящихся к нему, марийское население составляло более половины (Царевококшайский уезд) или несколько менее - около двух пятых, то есть 40% [История Марийской АССР, 1986. С. 121]. В Иранском уезде в 1811 году в целом уже преобладали русские - по данным ревизских сказок, их насчитывалось 46017 душ, марийцев же 10921 душ [Козлова, 1978. С. 220].

В пореформенную эпоху миграции населения получили новый импульс в связи с освобождением крестьянства от крепостной зависимости, предоставлением ему частичной экономической свободы, в том числе свободы передвижений. В этот период переселенческая политика правительства была направлена на освоение и включение в производственные обороты новых слабо освоенных территорий на востоке и юге страны (Сибирь, Дальний Восток, Средняя Азия и др.). В переселенческое движение включились и марийцы.

Основная масса марийцев в XIX - начале XX вв. проживала в пределах двух ранее сложившихся ареалов: первичного Поволжского и вторичного Камско-Уральского.

Территория Поволжского ареала, к этому времени заметно сократившаяся, охватывала в основном южную половину Ветлужско-Вятского междуречья, по рекам Волге, Ветлуге и Вятке, по их притокам, текущим во внутренней части междуречья. Западная граница расселения шла по нижнему течению реки Ветлуги и ее левому притоку Юронге, затем, пересекая следующий приток - реку Усту в ее среднем течении, выходила в верховье р. Пижмы (правый приток р. Вятки). По этой реке проходила северная граница расселения марийцев, которая на северо- востоке и востоке следовала по р. Вятке. Юго-восточную границу можно условно провести по линии от р. Вятки ниже г. Малмыжа (уездного одноименного центра Вятской губернии, ныне Малмыжского района Кировской области) к устью р. Илети. Южной границей этнической территории марийцев была р. Волга, на юго-западе переходившая в правобережье ниже устья р. Сундырь. Далее граница шла по верховьям рек Сундырь, Юнга и Сумка, выходила к р. Суре и близ устья р. Ветлуги смыкалась с западной границей.

За пределами данной территории в окружении русских деревень находились группы марийских селений в Воскресенской волости Макарьевского уезда (за рекой Юронгой), в Арбажской волости Котельнического уезда (за р. Пижмой), чересполосно встречались с русскими и татарскими селениями в волостях Малмыжского (за рекой Вяткой) и Мамадышского уездов (в нижнем течении реки Вятки).

Эта территория проживания марийцев находилась в составе Нижегородской (Васильсурский и Макарьевский уезды по берегам рек Сура, Вятка и Ветлуга), Костромской (Ветлужский уезд в верховьях р. Пижмы), Вятской (Котельнический, Яранский, Уржумский уезды, на притоках рек Пижма и Вятка, заходя в притоки р. Волги), Казанской (Козьмодемьянский, Царевококшайский, Чебоксарский, Казанский, Мама- дышский уезды, по берегам рек Волга, Вятка, по их притокам) губерний.

В юго-западной части Поволжского ареала находился массив горных марийцев, в северо-западной - северо-западных (в то время называемых ветлужскими). Вся восточная половина ареала (восточнее реки Большая Кокшага) была занята массивом луговых марийцев.

Камско-Уральский ареал расселения марийцев - вторичного происхождения, поэтому со времени начала заселения марийцы проживают чересполосно группами селений с местными народами вперемежку. В прикамском массиве (Вятско-Камское междуречье) марийцы административно входили в Елабужский и Сарапульский уезды Вятской губернии, соседствовали с удмуртами, татарами, русскими и ранее с башкирами.

Икскосюньский массив в Закамье - более редко и разбросанно населенный марийцами, в основном в окружении татар, реже русских, ранее башкир. Северная часть массива находилась в составе Мензелинского уезда Уфимской губернии, южная - Белебеевского (р. Ик - левый приток р. Камы, р. Сюнь - левый приток р. Белая).

Прибельский массив - самый крупный по количеству населения и территории, занимает междуречье р. Белая и его притока Уфы, ограниченный на севере р. Буй, притоком р. Камы. Территория входила в состав Бирского и Уфимского уездов Уфимской губернии. Соседи - башкиры, татары, удмурты, русские. Плотно заселенные группы - в центре междуречья.

Уральский массив расселения восточных марийцев расположен несколько особняком. Располагается в верховьях р. Уфы (правый приток р. Белая), в среднем течении р. Сылвы (левый приток р. Камы) и в их междуречье. Адми-нистративно входил в Красноуфимский и Кунгурский уезды Пермской губернии [о массивах: см. Сепеев, 1975. С. 16-19].

Восточные марийцы, в основном переселенцы из луговомарийских мест, хотя встречаются выходцы с горномарийской стороны (с. Агафонково Красноуфимского уезда имеет второе на-звание - Курыкмариял; д. Акборисово Белебеевского уезда мар. Акпарс, созвучно имени вождя горных мари и Акпарсовой волости). Большинство топонимов повторяют таковые же из луговомарийского края (Сепеев, 1975. С. 45-52).

В пореформенную эпоху возник небольшой ареал из марийских переселенцев в Сибири. По данным Всероссийской переписи 1897 года, в Западной Сибири проживали 357 марийцев, в Восточной - 153 [НФ МарНИИ. Он. 6. Д. 27. Л. 32]. По данным сведений, собранных Н. В. Никольским накануне Первой мировой войны, основной массив сибирских марийцев проживал в Тарском и Тобольском уездах Тобольской губернии. Им приведено в общем списке количество марийцев и по другим административным единицам [.Никольский, 1913. С. 58-59]. По нашему подсчету этого списка, в Сибири проживали 443 марийца - 219 мужского пола и 224 - женского. Сибирские марийцы проживали в смешанных русско-марийских поселениях, в некоторых из них проживали еще и чуваши.

В связи с хозяйственным освоением юга в Средней Азии и Казахстане возникли контингенты переселенцев из различных губерний России. Среди них оказались более тысячи марийцев, из них около 98% числилось в Семереченской области. По данным И. Ф. Васильева, многие поселенцы были учтены в числе наличного, а не постоянного населения. Он считает, что в числе наличного населения фиксировались в основном военнослужащие, ссыльнопоселенцы, вольнонаемные работники с временными паспортами. Не все переселенцы прибыли на постоянное жительство, что подтверждается и перевесом мужского населения над женским [НФ МарНИИ. Оп. 6. Д. 27. Л. 27-28]. То же можно сказать о марийском населении в западных губерниях России, зафиксированном переписью 1897 года.

За XIX - начало XX вв. резко возросла численность марийского населения. Это был более благоприятный период для прироста населения, несмотря на ассимилятивные процессы и высокую детскую смертность. Если в середине XIX века общая численность марийцев составляла около 260 тысяч человек, то к концу XIX века, по первой переписи 1897 года, она достигла 375,2 тысяч человек. К началу I мировой войны марийцев было учтено 458,8 тыс. чел. [Брук, Кабузан, 1980. С. 297; см. табл. № 3].

Послеоктябрьские десятилетия (1920-1990 гг.) - эпоха интенсивных изменений в расселении народов нашей многонациональной страны, в формировании ее сложной мозаичной дисперсности. Известные политические события и социально-экономические преобразования оказывали существенное влияние на этнические и демографические процессы в стране. Они привели в движение огромные людские ресурсы, вызвали значительный рост миграционной подвижности населения.

Как и другие народы России, марийцы оказались в общем потоке миграционного движения с самого начала социалистических преобразований в стране. В 1920-е годы передвижения марийцев происходили преимущественно в пределах традиционных ареалов расселения - первичного Поволжского и вторичного Камско-Уральского. Переселения в эти годы имели место из-за неблагоприятных условий жизни (военные действия, послевоенная разруха, голод, лесные пожары, а также в связи с миграцией сельчан в города и на новые земли, полученные от Советской власти). С образованием Марийской автономной области происходило привлечение национальных кадров в органы управления, учреждения образования, культуры и др., направление молодежи на учебу в различные курсы, рабфаки, техникумы и вузы преимущественно за пределы области. Продолжалось начавшееся в XIX веке переселение в Сибирь, в основном с территории проживания Камско-Уральского ареала.

Тем не менее 99% марийцев проживали, по данным переписи 1926 года, в Волго-Уральском регионе: 423,5 тыс. чел. из общей численности 428,2 тыс. чел. Из них 246,6 тыс. марийцев были учтены на территории Марийской АО (57,9% из общей численности). В Азиатской части СССР переписью были учтены 1274 марийца, значительная часть которых проживала в Западной Сибири.

Таблица № 3

ЧИСЛЕННОСТЬ МАРИЙЦЕВ ПО ГУБЕРНИЯМ РОССИИ (ТЫС. ЧЕЛ. ОБОЕГО ПОЛА) В XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.

Годы  Губернии

1795

1834

1860

1897

1912

 

 

 

 

 

 

Казанская

54,4

71,4

87,5

122,7

141,5

Вятская

58,6

75,5

103,3

144,9

166,9

Костромская

2,3

3,3

1,8

2,0

2,7

Нижегородская

4,7

4,3

4,8

6,7

7,7

Уфимская (Оренбургская)

6,9

38,0

50,0

80,6

90,5

Пермская

5,8

8,0

10,2

15,7

16,1

Другие регионы России

-

-

-

2,8

3,3

 

 

 

 

 

 

Всего

132,6

200,5

257,6

375,4

428,7

 

Миграции марийцев заметно усилились в 1930-1950 гг. Индустриализация и культурная революция вызвали новый их приток в городские поселения, в том числе и за пределы Волго- Уралья (на новостройки и на учебу). Принудительной миграции в годы репрессий были подвергнуты тысячи марийцев. По предварительным данным «репрессированной», необнародованной в свое время Всесоюзной переписи населения 1937 года, зафиксирована заметная убыль общей численности марийцев в стране по сравнению с предыдущей переписью: 1926 год - 428,2 тыс. чел., 1937 год - 401,1 тыс. чел. [Всесоюзная перепись, 1991. С. 83]. Но сюда не вошли показатели по национальному составу из учтенных спецпереписями отдельных категорий

населения (военнослужащие армии и флота; контингент репрессированного населения; контингент аппаратов управления, охраны, внутренних войск системы НКВД и других силовых структур). В эти годы значительная часть репрессированных марийцев погибла, а уцелевшие нередко устраивались на новом местожительстве. Отрывалась от родины и часть выезжавших на стройки и учебу марийцев. В связи с развернувшимся хозяйственным и культурным строительством, дефицитом национальных кадров рос приток немарийского населения на территорию республики.

Заметные переливы марийцев и других народов из традиционных регионов расселения в новые происходили в военные и послевоенные годы в связи с мобилизацией населения в армию и тыловые объекты, эвакуацией производства и населения, в ходе оргнаборов специалистов и молодежи на восстановление хозяйства на бывших оккупированных территориях. Так, в республику был эвакуирован ряд крупных предприятий из Украины и Подмосковья с коллективами опытных инженерно-технических работников и квалифицированных рабочих из русских, украинцев и др. Марийцы, в свою очередь, отправлялись на восстановление разрушенных войной объектов (на стройки и предприятия Сталинграда, шахты Ростовской области и Донбасса и др.).

За 1920-1950 гг. в несколько раз увеличилась численность марийцев за пределами тра-диционных ареалов расселения, а в среде про-живания марийцев наряду с давними народами-соседями поселились представители других, более отдаленных народов страны. Так, по данным всесоюзных переписей населения, в 1926 году за пределами Волго-Уралья было учтено около 5 тыс. марийцев, а в 1959 году - 24 тыс.

Миграции марийцев приобрели массовый характер с середины 50-х годов. Возможности переселения были облегчены материально-фи-нансовыми льготами, а также отменой ограни-чения паспортного режима крестьян-колхозников, каковыми являлось большинство марийцев. Последующие переписи населения фиксируют наличие и рост их численности во многих административных территориях за пределами Волго-Уралья. В 1989 году там было учтено более 100 тыс. марийцев. Значительные марийские диаспоры образовались в Сибири (Тюменская область, Красноярский край), Средней Азии (Казахстан, Узбекистан), Нижнем Поволжье (Волгоградская, Саратовская области), на Украине, в Москве и области, на юге (Краснодарский край, Ростовская область) и севере России (Коми республика) [Сепеев, 2002. С. 26].

В то же время происходило снижение численности марийцев на отдельных территориях традиционных ареалов расселения (Горьковская, Кировская области, Башкирия), (см. таблицу № 4). В результате притока немарийского населения усиливалась дисперсность и усложнялся национальный состав административных территорий, снижался удельный вес марийцев в общей численности населения. Так, в 1926 году на территории МАО проживало 57,9% общей численности марийцев в стране, в 1959 году в МАССР - 55,4%, а в 1989 году - 48,3%. В 1926 году в МАО были учтены представители около 30 народов, а марийцы составляли 51,4% общей численности ее населения. В 1989 году в республике было представлено более 50 народов, а доля марийцев в ней снизилась до 43,3% [Сепеев, 2002. С. 26-27].

Определенные изменения произошли в расселении марийцев на территории республики. Значительно выросло количество марийцев-горожан (1926 год - около 1,5 тыс. чел., 1989 год - 119,5 тыс. чел.). Доля марийцев-горожан выросла с 0,5% в 1926 году до 36,8% в 1989 году. Однако в городском населении республики марийцы составляют лишь 26,1%, причем в населении г. Йошкар-Олы марийцев 23,4%, г. Волжска - 12,4%. Из издавна проживающих на территории республики народов в городских поселениях проживает более половины русских (63,4%), татар и чувашей. Городское население республики пополнили также представители мигрировавших сюда народов (украинцы, белорусы, мордва, евреи, азербайджанцы, армяне и другие).

Сохранилась дисперсность сельского расселения, но марийцы остались в нем преобладающим компонентом, составляя 70,1% сельчан республики. Они преобладают в 13 районах из 14 (кроме Юринского), а в 8 из них (Волжском, Куженерском, Горномарийском, Сернурском, Моркинском, Звениговском, Новоторьяльском и Советском) составляют три четверти и более сельчан. В результате массовой миграции в города и за пределы республики в послевоенные десятилетия доля русских на селе снизилась до 22,7%. Заметный контингент русских поселений сохранился в центре республики (подчиненные Йошкар-Олинской городской администрации, в Медведевском и Советском районах), в ее за-падной и северной части (в Юринском, Килемарском, Оршанском, Мари-Турекском районах). Татарские аулы локализованы в трех восточных районах республики: Параньгинском (с 33% татар-сельчан), Мари-Турекском и Моркинском. Чувашские поселения расположены в Звениговском районе, удмуртские - в Мари-Турекском.

В 1990-е годы с усилением миграционных процессов после распада СССР происходят заметные изменения в структуре национального состава Республики Марий Эл. Обострение межнациональных отношений в ряде регионов России и в странах ближнего зарубежья вызвало возвращение в республику ее бывших жителей, приток беженцев и вынужденных переселенцев, размещение военнослужащих, уволенных в запас, и т.п., представляющих разные национальности. Большинство прибывающих происходит из регионов России, остальные - из Казахстана, Украины, Средней Азии, Закавказья и др. 

Цитируется по изд.: Марийцы. Историко-этнографические очерки. Издание 2-е, дополненное. Йошкар-Ола, 2013, с. 117-130.

Этнос: