Черняк А.В. Евреи. (Фрагемент из книги «Тайны революций в России»).

Версия для печатиВерсия для печати

Еврейская тема, мягко говоря, деликатная. Того и гляди, тебе приклеят ярлык антисемита. Еще в 1909 году, пишет С. Кара-Мурза, виднейший деятель сионизма В. Е. Жаботинский заметил: “Можно попасть в антисемиты за одно слово “еврей” или за самый невинный отзыв о еврейских особенностях... Евреев превратили в какое-то запретное табу, на которое даже самой безобидной критики нельзя навести, и от этого обычая теряют больше всего именно евреи, потому что, в конце концов, создается такое впечатление, будто и само имя “еврей” есть непечатное слово”9 Вопреки всему сегодня историография по еврейской проблематике достаточна обширна. Наиболее известные работы Э. Дрюмона “Еврейская Франция”, перевод З. Н. Шульга, Харьков, 1895; Г. Форда “Международное еврейство”, Нью-Йорк, 1920; Л. Карсавина “Россия и евреи”, 1927; Ю. Велльгацзена “Введение в историю Израиля”, СПБ, 1909; Т. Грановского “Судьба еврейского народа”, СПБ, 1905; А. Тюменева “Евреи в древности и в средние века”, П. 1922; Ю. Гессена, “История Еврейского народа в России”, Т. 1—2, 1925; а также труды О. Будницкого, Ц. Гвительмана, С. Нилуса, С. Булгакова, Г. Климова (Игоря Колникова). На рубеже ХХ и ХХI веков появились книги А. Солженицына, В. Кожинова, И. Шафаревича, П. Столешникова, С. Кара-Мурзы и других авторов.

Из фундаментальных исследований последнего времени, выделяется двухтомник А. И. Солженицына “Двести лет вместе (1795—1995 г.г.)’’, в II частях, М. 2001. Но прежде чем привести некоторые его выводы, посоветую читателям познакомиться с работой известного российского дореволюционного историка Т. Н. Грановского “Судьба еврейского народа”. К сожалению, большинство ныне живущих, судя по тому, что она практически не упоминается в исследованиях, не знакомы с этой работой.Многие отечественные историки, отмечая, что евреи были последовательными и деятельными врагами самодержавия не анализируют этого факта, не пытаются объяснит:почему? Грановский показывает, что еще до нашей эры евреи были поставлены в такие условия, что борьба за свои права для них стала на протяжении века жизненной необходимостью.

Не удерживается, чтобы не отметить несоразмерность участия в революционном движении евреев и русских в процентном отношении от их численности в стране, и Солженицын. “В 1903 году Витте, — пишет он, — на встрече с Герцелем указал, что, составляя менее 5 процентов населения России, 6 млн. из 136, евреи рекрутируют из себя 50 процентов революционеров”.10 Известный революционер, впоследствии один из руководителей СССР, сподвижник И. Сталина Л. Каганович на 96-ом году жизни заявил: “Евреи всегда мутят воду, потому что они меньше всего зависят от традиций страны и больше поддерживают узы с зарубежными сородичами”.11 Евреи преобладали в руководстве различными революционными организациями, — отмечают практически все историки. Солженицын ставит в первые ряды на самой заре революционного движения в России Марка Натансона. Это он со своей женой Ольгой Шнейдер создали в России сеть “образовательных”, то есть пропагандистских кружков, в которых готовили молодежь к революции. Эти кружки получили название “чайковских”, по фамилии второстепенного участника их Н. В. Чайковского. Натансон “объезжал и сплачивал, связывал между собой разрозненные группы” — и так основал первую “Землю и Волю”. Ездил и в Западную Европу, для укрепления организации доставал и использовал сотни тысяч рублей.

“Натансон, из главных организаторов русского народничества, самый выдающийся революционер первой половины 70-х годов”, — заключает Солженицын. В окружении Натансона появился и многоизвестный потом Лев Дейч, а крепчайший народоволец Александр Михайлов считал себя учеником “Марка Мудрого”.12 Натансону же принадлежит идея, чтобы революционеры оседали в народе (крестьянском) и становились бы его мирскими вожаками. Это знаменитое с тех пор “хождение в народ”, началось с 1873 года. Если бы царские власти не упрятали Натонсона вначале в тюрьму, а потом на годы в якутскую ссылку, если бы он не заболел и не уехал бы из России в 1907 году и оставался там до 1917-го, вряд ли бы уступил место вождя пролетариата В. И. Ленину. Кстати, Ленин его признавал “вполне близким к нам, почти солидарным с нами “революционным коммунистом”.13

Солженицын обращает внимание читателей на такую деталь: почти никто из еврейских революционеров тех десятилетий не пошел в революцию от нищеты и бедности, большинство из зажиточных семей. Да, это так. Троцкий—сын крупного землевладельца, Каменев—состоятельного инженера, Зиновьев—хозяина молочной фермы, Урицкий—купца. Мартов—коммерсанта…При этом в еврейских семьях, констатирует Солженицын, от ухода молодых в революцию или редко или вовсе не наблюдался разрыв “отцов и детей”. Отцы не слишком нападали на “детей”, как это раскалывало тогда христианские семьи. Стало быть, двигала ими не материальная нужда, а нечто другое. А. Солженицын считает — идея.

Не все историки согласны с ним. Одни полагают, что это шло от сознания еврейского народа самоутвердится, другие, -- что в их генах идея богоизбранности народа, третьи считают, что сами, нахлебавшись горя, они готовы были всемерно помочь людям, населяющим Россию, жить лучше. Высказывается и мнение, что многие революционеры верили в решение еврейского вопроса только через ассимиляцию. «Старый мир не хочет принять евреев на равных? Тем хуже для старого мира—мы отряхнем его прах с наших ног и разрушим его до основанья,--излагает эту точку зрения в Интернете А.Левин.—А затем, мы наш, мы новый мир построим. И это будет действительно «дивный, новый мир»: без классовых, а главное—там не будет, наконец, ни эллинов, ни иудеев». (booknik.ru.) Некоторые исследователи сходятся на том, что революционная активность евреев идет от их ограничений в правах, унижения чертой оседлости. Правда, А. Солженицын, А. Серебренников разбирают и отклоняют мысль о том, что евреев унижала черта оседлости. Существует такая точка зрения, что если бы в ходе реформ 1861—1863 годов была разрушена черта оседлости, все в нашей истории пошло бы по-другому, пишет Серебренников.-- Отмени Александр II черту оседлости — и не было бы Бунда или троцкизма. — пишет он. И тут же указывает на текущий с Запада поток интернационал-социалистических идей. Если бы отмена черты оседлости для них была действительно существенна, вся их борьба только на это и была бы направлена. А они не этим занимались — они мечтали свергнуть царизм.15

Солженицын замечает, что евреев никто особенно-то и не притеснял.

“Утвердилось говорить: преследование евреев в России. Однако — слово не то, — считает он. — Это было не преследование, это была: череда стеснений, ограничений, — да, досадных, болезненных, даже и вопиющих.

А черта оседлости с каждым десятилетием становилась проницаемой.

По переписи 1897 вне ее жило уже 315 тысяч евреев, за 16 лет рост в 9 раз (и это составляло 9 процентов от еврейского населения России, не включая Царство Польское). А сравнить: во всей Франции в 1900 году евреев было 115 тысяч, в Великобритании — 200 тысяч. Примем во внимание и то, что перепись давала результат преуменьшенный, так как во многих городах России многие ремесленники и обслуга у евреев “разрешенных” — жили неофициально, скрываясь от учета. К началу ХХ века черта оседлости себя изжила... Она не мешала евреям жить, где они хотели”.16

Нет, евреи в России жили далеко не в гетто, соглашается с ним и В. Кожинов. “Во-первых, отмечает он, территория, входившая “в черту оседлости”, превышала территорию Германии и Франции вместе взятых. Далее, никто “не загонял евреев в места их проживания на этой территории, перед нами очередной миф, начисто разоблаченный тем же В. Е. Жаботинским, который писал в 1936 году, “...я тут разочарую наивного читателя, который верил, что в “гетто” нас силой запер какой-то злой папа или злой курфюрст (или в России — злой царь). Гетто образовали мы сами, добровольно, по той же причине, почему европейцы в Шанхае селятся в отдельном квартале...”.17

Ссылаясь на Достоевского, Кожинов пишет, что евреи имели “больше прав, или лучше сказать, возможности ими пользоваться, чем само коренное население”. Он отправляет читателей к “еврейской интеллигенции”, которая сообщала, что в 1886 году, когда евреи составляли не многим более 3 процентов населения Российской империи, в общей численности студентов университетов евреи составляли 14,5 процента, то есть — каждый седьмой студент был евреем.18

Ни денежная, ни образованная верхушка евреев стеснений “черты” не испытывала, свободно расселялась по внутренним губерниям и в столицах. 14 процентов еврейского населения имело “свободные профессии” — может быть расширительнее, чем только интеллигентские, замечает Солженицын. А в 1905 году свыше 1 300 000 евреев занимались ремесленным трудом и могли жить вне черты оседлости. Евреи содержали 27 процентов всех винокуренных и 41 процент пивоваренных заводов в Европейской части России. В деревнях жило к 1897 году 711 тысяч евреев, в собственности и аренде имели 113 тысяч десятин земли. Они составляли 35 процентов торгового класса страны. Еврейскими были ведущие банки России — банк Евзеля Гинцбурга имел связи с Мендельсонами в Берлине, Варбургами в Гамбурге, Ротшильдами в Париже и Вене. Целую сеть банкирских домов учредили братья Яков, Самуил и Лазарь Поляковы. Сибирский Торговый банк возглавлял А. Саловейчик, Донской Коммерческий — Б. Каминка, Варшавский коммерческий — И. Блиох. А еще известными банкирами были Зак, Утин, Хесин, Добрый, Вовельберг, Ландау, Эпштейн, Кронгольд…19

В быту русские и евреи в целом терпимо относились друг к другу. Правда, русские считали, что евреи слишком хитрые, евреи же полагали, что они богом избранный народ, их ум, возможности недостаточно востребованы.

С Х до XVII века еврейской диаспоры в России не было. Может быть, отдельные евреи кое-где и встречались, но это не в счет. Но, как утверждает Семен Резник в журнале “Вестник”, — евреев не было, а еврейский вопрос был: юдофобия пунктиром проходит через всю историю Московско-Петербургской Руси, — пишет он. Слава Богу, что “пунктиром”, а ведь мог бы сказать — “красной линией”. В общем, пунктир этот начинается, по мнению С. Резника, со времен Великого князя Василия III, когда группа влиятельных и наиболее образованных придворных предложила некоторые церковные и светские реформы. Воспротивившееся тому новгородское духовенство во главе с архиепископом Геннадием обвинило их в “ереси жидовствующих”. Ни одного еврея среди реформаторов, конечно, не было. Однако Геннадий и его сторонники припомнили, что много лет назад, в свите литовского князя, который приезжал в Новгород налаживать отношения с соседями, будто бы находился некий еврей Схария. От него якобы и набрались греховных идей иные новгородские умники, передавшие затем “жидовскую “ заразу московским умникам. После долгого сопротивления Великий князь “сдал” реформаторов. Большинство “жидовствующих”, отродясь не видевших ни одного еврея, были преданы лютой казни...

Во времена Ивана IV вопрос решался еще проще, отмечает газета “Завтра” (№377). Когда его войска захватили польский город Плоцк, в котором оказалось какое-то количество евреев, царь приказал всех их “добровольно” крестить, а тех, кто не пожелает, утопить в реке Полоти. Приказ был выполнен, и вопрос, таким образом, решен в лучшем виде. По мнению С. Резника, эта “юдофобия без евреев” немало способствовала отставанию России от Западной Европы.20

Даже Петр I, столь азартно прорубавший окно в Европу и имевший в своем окружении евреев, отказывался допускать в Россию купцов-евреев, чем ограничил торговые обороты страны, так как в Голландии и других ведущих торговых партнерах России евреи составляли значительную часть купечества. То же продолжалось и после Петра. Императрице Елизавете Петровне была подана записка с подробным объяснением, какие выгоды сулит казне дозволение евреям приезжать по торговым делам в Россию Но она собственной рукой начертала резолюцию: “От врагов Христовых интересной прибыли не желаю”.

Еврейская масса оказалась в пределах империи благодаря разделам Польши. Как только к России отошли бывшие польские территории с жившими на них евреями, первым решением власти было воспрепятствовать их проникновению в “коренную” Россию. Уже в 1791 году Екатерина Великая провела “черту оседлости”, то есть разрешила новым своим подданным проживать только в западных губерниях, сделав исключение лишь для нескольких богатых и просвещенных еврейских семей.

По велению императрицы был создан специальный комитет для разработки первого в России законодательства о евреях (оно было принято в 1804 году, уже при Александре I). В этот комитет вошел и известный русский поэт Гаврила Романович Державин. Предложенные комитетом законы были жесткими: официально вводилась черта оседлости, сохранялся запрет на покупку и аренду земли, запрет на государственную службу и многое другое. Однако Державин, занимавший в комитете самую крайнюю позицию и искренне считавший, что евреи повинны в ритуальных убийствах христианских мальчиков, был недоволен тем, что комитет отклонил некоторые его предложения, и подал в отставку. Александр I отставку принял, при этом попрекнув Державина в излишней жесткости. В результате евреи стали считать Державина антисемитом, а национал-патриоты — жертвой еврейского заговора.

Кстати, благодаря тому, что приток евреев в глубинные губернии в тот тяжелый для еврейства период был резко ограничен, на большей части территории России не сформировалась почва для возникновения антиеврейских и погромных настроений. Антиеврейские законы Александра I сделали свое дело: российские еврейские общины стали самыми бесправными в мире.

В это же время в Западной Европе (как и в Америке) шел обратный процесс — евреи получали все права, которыми обладало коренное население. Революционная Франция уравняла в правах граждан независимо от сословий и национальной принадлежности. Наполеоновские солдаты разнесли равноправие на своих штыках по всей Европе, что вызвало резкое ускорение ассимиляции. В 1888 году консервативную партию и кабинет министров Великобритании возглавил этнический еврей Бенджамин Дизраэли, ставший впоследствии графом Биконсфилдом.

Еврейская династия Ротшильдов построила крупнейшую в мире финансовую империю. Весь мир узнал имена еврейских бизнесменов Гирша, Монтефиоре, Эрлангеров, Кремье. С мнением этих людей считались главы великих держав.

Но было и другое течение. Борьбу германского рабочего класса за свои права возглавил еврей-социалист Фердинанд Лассаль. С благословения еврея Карла Маркса по Европе уже начинал бродить призрак коммунизма.

Тем временем российские евреи лишь мечтали о равноправии. Темп реформ Александра II казался еврейской молодежи недостаточным,поэтому она стремилась в народничество: подбивать крестьянскую массу на свержение самодержавия. А 1 марта 1881 года “Народной воле” удалось взорвать самого царя-реформатора. Исполнителями теракта были русские, но за ними стояли те, кто создал в Лондоне “Народную волю”. А их фамилии звучали так, что вопрос о национальности даже не возникал: Либерман, Гойзденберг, Цукерман...

Вступив на престол Александр III задумался: как быть с 4 млн. евреев в государстве? Известный исследователь-публицист Э. Родзинский, ссылаясь на воспоминания С.Витте, приводит беседу Александра III со своим министром финансов. «Правда ли, что вы стоите за евреев?»-спрашивает Александр 111. В ответ Витте просит дозволения ответить вопросом на вопрос. «Можно ли потопить всех евреев в Черном море? Если можно, то я принимаю такое решение еврейского вопроса. Если же нельзя — решение еврейского вопроса заключается в том, чтобы дать им возможность жить, т.е. представить им равноправие и равные законы».

Александр 111, для которого участие евреев в убийстве отца не было тайной, не только прекратил начатые послабления для евреев, но и ужесточил антиеврейское законодательство. И, как замечает Э. Родзинский, («Загадки жизни и смерти». М. 2003, с. 70 )опять-таки, ссылаясь на Витте, в канун первой революции в России, «из феноменально трусливых людей, которыми были почти все евреи лет тридцать тому назад,-- явились люди, жертвующие своей жизнью для революции, сделавшиеся бомбистами, убийцами и разбойниками… Ни одна нация не дала России такого процента революционеров».

 Николай II, как уже отмечалось, еще более ужесточил политику по отношению к евреям.

У части историков (А. П. Столешников, например), вся философия истории еврейского народа сводится к ожиданию прихода Мессии — еврейского царя, которая сделает евреев повелителями над всем миром, а не евреев — рабами, или уничтожит не евреев совсем. Иудейское понятие Мессии коренным образом отличается от христианского понятие Мессии, в котором мессия — это не человек, а Бог, который придет на Землю вершить суд над неправыми.21

Евреи, как любят повторять бабушки в еврейских семьях, испокон веку умели читать и писать, почитали книжное образование и интеллектуальный диспут, вели трезвый, семейный образ жизни, подчинялись дисциплинированному религиозному порядку, поддерживали крепкие связи в общине и занимались коммерцией. Словом, обладали теми навыками , которые приносят успех.

И все же “еврейская карта” нет-нет, да и разыгрывалась той и другой стороной. В 1903 году произошел еврейский погром в Кишиневе. Официальная справка зафиксировала 42 погибших, из коих 38 евреи. 456 человек ранено, из коих 62 христианина, разгромлено 1350 домов и магазинов. Президент США Рузвельт, под напором масонов и международного еврейства, отправил 19 апреля 1903 года Николаю II письмо-протест по поводу кишиневского погрома. Но погромы не охладили революционного пыла еврейской молодежи. Еврейские общины России стали к концу XIX века неиссякаемой питательной средой для народников, большевиков, эсеров и прочих революционеров всех мастей. После кишиневского погрома царь расширил черту оседлости, несмотря на это еврейская молодежь стала быстро создавать “отряды самообороны”. “Средства на такие отряды давало обычно еврейское общество, — отмечает Солженицын, — а контрабандный ввоз оружия из-за границы был для евреев вполне осуществим”.22

По сообщению корреспондента петербургской газеты “Новое время” М. А. Горячковской, по всей Америке создавались с 1905 года всевозможные комитеты и всякие клубы по сбору денег на дело революции в России, куда входили, в первую очередь, богатые люди Америки. Со свойственным ей безволием российская администрация безразлично смотрела на вояжи российских евреев, которые открыто собирали средства для антирусской агитации в Америке. Челночные поездки с этой целью в предреволюционные годы стали обычными. По этому поводу Горячковская написала книгу “Антирусская агитация в Америке” (Спб., 1908).

Как говорили мудрецы, если есть оружие, оно когда-то стрельнет. Вот и в данном случае еврейская самооборона проявила себя в Белоруссии во время происшествий 29 августа и 1 сентября 1903 года — гомельского погрома. Тут разразилась настоящая бойня — вооруженные евреи жестоко расправилась с безоружными горожанами. Много лет спустя, один из еврейских идеологов, Я. Фрумкин признает, что погромы носили не только антиеврейский характер, но были и способом подготовки масс к революции.23

Барон Г. О. Гинзбург в 1903 году во главе делегации посетил премьера Витте и поставил вопрос об уравнении в гражданских правах русских и евреев. Витте тогда ответил делегации, что это можно сделать, но постепенно, а чтобы он мог поднять этот вопрос перед царем, евреи должны усвоить себе “совсем иное поведение”, — отказаться от участия в политической деятельности. “Это не ваше дело, предоставьте это русским по крови и по гражданскому положению, не ваше дело нас учить, заботьтесь о себе.24 Когда Витте поехал вскоре в США для подписания Портсмутского мира с Японией, здесь его дважды посетили влиятельные американские евреи.

Примечания

9. С. Кара-Мурза. Евреи, диссиденты и еврокоммунизм. М. 2002, с.9.

10. А. И. Солженицын. Двести лет вместе (1795—1995 гг.) в II частях, М. 2001, с. 237. Далее А. И. Солженицын...

11. Цит. по С. Грибанову, А3 воздам. М. 1998, с. 85.

12. А. И Солженицын, т. I, с. 214—215.

13. В. И . Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, с. 56—57. Далее В. И. Ленин, ПСС...

14. А. И. Солженицын, т. I, с. 216—217.

15. Цит. по “Общая газета”, № 35, 1996 г.

16. А. И. Солженицын, т. I, с. 284.

17. В. Кожинов. Правда о “черной сотне”. М. 2006, с. 222.

18. Там же, с. 221.

19. А. И. Солженицын, т. I, с. 284—285, 302.

20. С. Резник. Кровавый навет в России. “Вестник” № 22, 1999.

21.А. П. Столешников. Реабилитации не будет. Интернет. Lindex.ru.

22. А. И. Солженицын, т. I, с. 339—340.

23. См. Книга о русском еврействе. Нью-Йорк, 1966, с. 71.

24. Цит. по А. И. Солженицын, т. I, с. 318.

Перепечатывается из журнала "Наследник" в порядке информационной поддержки. Постоянный адрес статьи -

http://www.naslednick.ru/articles/history/history_42.html

Автор: 
Страны: 
Этнос: