Нацистские законы о евреях.

Версия для печатиВерсия для печати

Открытый бойкот, организованный 1 апреля, не был продолжен, хотя национал-социалистическая печать и партия уверяли, что эту историческую субботу следует рассматривать «исключительно как генеральную репетицию целого ряда мероприятий, которые будут проведены, если настроенное против нас общественное мнение за границей не изменит решительно своей позиции». Правда, общественное мнение за границей с этого дня изменилось основательно и притом не в пользу «третьей империи». Нынешние хозяева Германии заметили это очень скоро, они заметили это уже до бойкота и нашли, что такая открытая демонстрация—дело невыгодное. У национал-социалистов хотя и имеются принципы, но они всегда были готовы продать их.

Уже в предшествующие бойкоту дни сам господин Штрейхер, очевидно под давлением правительства, заявил, что возобновлять бойкот по-видимому не потребуется. А министр германской «пропаганды и народного просвещения» сообщил накануне 31 марта представителям иностранной печати:

«Имперское правительство решило пока что ограничить бойкот, направленный против евреев, субботой 1 апреля. Бойкот таким образом будет продолжаться с 10 утра до 8 вечера.

После этого мы будем выжидать до среды. Если международная печать к тому времени прекратит травлю Германии, то дальнейшие меры предприняты не будут. В. противном случае в среду с 10 часов утра начнется бойкот,; который доведет германских евреев до полной гибели. Распоряжение, согласно которому еврейские фирмы должны были 1 апреля выплатить заработную плату и жалование за два месяца вперед, было отменено».

Последняя фраза этого сообщения особенно ясно доказывает, что под давлением обстоятельств национал-социалисты были вынуждены отменять свои собственные распоряжения пункт за пунктом. Первоначально |было постановлено, что все владельцы еврейских магазинов должны выплатить своим христианским служащим жалование за два месяца вперед. Тогда последовал штурм на банки, который привел бы к катастрофе, если бы это распоряжение  не было моментально отменено.

Открытый бойкот был демонстрацией, и в качестве таковой он не произвел никакого эффекта. С тех пор он не возобновлялся, но зато продолжался тихий бойкот, тот, который ничего не стоит и который ударял не столько по крупным и богатым еврейским фирмам, сколько

[ 238 ]

по десяткам тысяч мелких еврейских служащих, по врачам, адвокатам, учителям, чиновникам, университетским профессорам и т. д. Это вопрос о теплом местечке; сотен тысяч евреев лишают хлеба — ну и хорошо, зато освободятся места для многих национал-социалистических претендентов.

 

Евреи-адвокаты больше не допускаются к практике

Распоряжения отдельных министров, руководителей окружных организаций и т. д. издавались в бешеном темпе и отчасти противоречили друг другу. В Берлине первоначально из 1200 с лишним евреев-адвокатов, к практике были допущены только 35. В Кельне было разрешено выступать на суде только 4 евреям-адвокатам. Все евреи-судьи были «уволены в отпуск». Юристы национал-социалисты, быстро воспользовавшиеся случаем избавиться от еврейской конкуренции, приняли соответствующее постановление на конференции всего союза, состоявшейся в марте в Лейпциге Ч

Имперский комиссар при прусском министерстве юстиции издал 31 марта следующее распоряжение, обращенное ко всем председателям высших областных судов, главным прокурорам и управляющим местами заключения в Пруссии:

«Возбуждение, охватившее народ вследствие дерзкого поведения практикующих евреев-адвокатов и врачей, достигло таких размеров, что заставляет считаться с возможностью, что народ прибегнет к мерам самопомощи, а особенно в период вполне понятной обороны немецкого народа против общееврейской пропаганды по поводу «зверств». Это явилось бы опасным для поддержания авторитета суда. Поэтому настоятельно прошу вас немедленно предложить всем находящимся при исполнении своих обязанностей евреям-судьям немедленно подать прошения об отпуске, каковые должны быть немедленно удовлетворены.

Предлагаю сегодня же согласовать с адвокатскими палатами и местными союзами адвокатов, чтобы с завтрашнего дня с 10 утра в суде выступали только определенные евреи-адвокаты и притом по норме, соответствующей процентному отношению еврейского населения к общему числу жителей.

Полагаю, что отсюда само собой вытекает, что, начиная с завтрашнего дня с 10 часов утра, евреи не должны больше назначаться поверенными по делам о праве бедности, казенными защитниками, председателями конкурсных управлений, администраторами имуществ и т. д. Данные евреям-адвокатам поручения выступать по юридическим спорам от имени государства предлагаю немедленно взять обратно. Прошу соответствующими переговорами добиться отставки всего президиума адвокатских палат. Если областные и окружные организации национал-социалистической германской рабочей партии выразят желание установить для охраны и наблюдения за порядком в помещении суда стражу, одетую в форму, то таковое желание должно быть исполнено».

[ 239 ]

Подобные же распоряжения были изданы по отношению к евреям-врачам. Для начала их совершенно лишили права практиковать при больничных кассах, т. е. лечить больных, состоящих на социальном страховании, иными словами, подавляющее большинство всех пациентов.

Прусским профессорам высших школ и доцентам по предложению министра народного просвещения Руста были розданы анкеты, на основании которых министр желал получить сведения о расовом происхождении университетских преподавателей.

 

Закон о чиновниках

Что касается чиновников, то «расовый вопрос» был в предварительном порядке урегулирован при помощи закона, опубликованного в начале апреля в «Рейсгезетцблат»:

«He-арийцами считаются дети и внуки не-арийцев, а в особенности евреев. Достаточно, если кто-нибудь из родителей, или дед, или бабушка были не-арийцами. В особенности это надлежит принять во внимание в тех случаях, если кто-нибудь из них исповедовал иудейскую религию.

Далее, кто не состоял на государственной службе, на 1 августа 1914 г. должен представить доказательства, что он арийского происхождения или был на фронте, или имеет сына или отца убитого во время мировой войны (метрическое свидетельство, брачное свидетельство родителей, военное удостоверение). Если арийское происхождение чиновника представляется сомнительным, то должно быть затребовано заключение эксперта по расовым вопросам при имперском министерстве внутренних дел.

При рассмотрении вопроса о наличии условий, указанных в § 4 п. 1, надлежит принимать во внимание всю политическую деятельность чиновника, в особенности начиная с 9 ноября 1918 г. Каждый чиновник обязан представить высшим имперским или областным властям по их требованию сведения, к каким политическим партиям он до сих пор принадлежал и в каком направлении он проявлял политическую деятельность. Политическими партиями в смысле, предусматриваемом настоящим постановлением, признаются также и организации «Республиканского флага», республиканский союз судей и лига прав человека».

Это распоряжение особенно важно, потому что впоследствии почти все категории лиц с высшим образованием (врачи, адвокаты, преподаватели высших школ и т. д.), а также и банковские служащие, прочие служащие и т. д. подвергались чистке применительно к принципам, изложенным в этом распоряжении.

 

Борьба с евреями-врачами

Что касается врачей, то пожалуй будет достаточно прочитать следующее воззвание, напечатанное в «Берлинской врачебной газете с берлинской врачебной корреспонденцией» от 20 мая 1933 г. Автор воззвания доктор Руппин, не первый встречный, а комиссар союза врачей провинций Гренцмарк и Бранденбург. Документ этот озаглавлен: «Долой евреев-врачей!»

[ 240 ]

 «Необходимо полное удаление евреев из профессий, требующих высшего образования.

Представители свободных профессий, в особенности врачи, входят в соприкосновение с широкими кругами населения; врачи по своему положению пользуются у пациентов таким доверием, которое позволяет им оказывать влияние на образ мыслей этих кругов. Президиум союза врачей Бранденбургской провинции считает недопустимым, чтобы в нашем народном государстве еврей сохранял возможность таким путем распространять яд еврейского мышления. Еврейское засилие несомненно способствовало тому, что в широких кругах представителей свободных профессий прежнее идеалистическое понимание профессии уступило место еврейскому делячеству. Дух этот должен быть уничтожен в нашем врачебном сословии, и должна быть преграждена всякая возможность появлению его снова. Продажность, поскольку она уже внедрилась, должна быть устранена самыми радикальными средствами. Поэтому мы, немецкие врачи, требуем отстранения всех евреев от оказания врачебной помощи немцам, потому что евреи являются воплощением лжи и обмана. Далее мы требуем издания уголовного закона, по которому проступки и преступления, связанные с злоупотреблением доверием, оказываемым лицам свободных профессий, карались тюрьмой и немедленным лишением права практики.

Мы, врачи, призываем все национальные профессиональные организации германской империи присоединиться к нашему требованию».

В дополнение приведем еще выдержку из распоряжения комиссара доктора Вагнера, которому подчинены центральные союзы германских врачей.

«На основании бойкота, начатого против евреев, берлинское городское управление больничных касс отдало по соглашению с обер-бургомистром распоряжение своим отделениям не удовлетворять ходатайства членов касс о возмещении расходов на лечение, если из ходатайств явствует, что лечение на 1 апреля или после этого дня началось у еврейского врача. В тех случаях, где уже было начато лечение у еврейского врача, члены касс должны еще раз обдумать, будут ли они продолжать у него лечение. Управление страховыми кассами ожидает, что члены касс, повинуясь национальному чувству долга, не будут также пользоваться еврейскими аптеками, клиниками, оптическими и водолечебными заведениями, а также услугами еврейских зубных врачей и зубных техников».

 

Увольнение евреев-учителей

О том, что ожидает евреев-учителей в Германии в будущем, можно судить на основании следующего письма депутата ландтага, д-ра Лепельмана, одного из наиболее влиятельных вождей национал-социалистов.

«Мы обращаем ваше внимание на недопустимость такого положения, чтобы в прусских учебных заведениях и теперь еще продолжали занимать должности евреи-преподаватели, в то время как немцы, бывшие фронтовики, в своем собственном отечестве пере-

[ 241 ]

брасываются с места на место в качестве внештатных преподавателей со скудными окладами. Далее мы находим недопустимым, чтобы в прусских учебных заведениях считались с самомнением еврейских учеников и учениц. От имени национал-социалистической прусской фракции мы выражаем надежду, что вы примете следующие мероприятия:

1. Все еврейские, т. е. еврейского происхождения, преподаватели должны быть во всех прусских учебных заведениях немедленно уволены в отпуск или в отставку.

2. Для еврейских учеников и учениц, студентов и студенток устанавливается процентная норма соответственно численности еврейского населения в Германской империи, т. е. только определенный процент учащихся учебного заведения может быть евреями или еврейского происхождения».

По смыслу этого письма почти все евреи-учителя, занятые на государственной и коммунальной службе, немедленно для начала были уволены в отпуск. Приказ оберпрезидента Бранденбурга и Берлина распространяет эту меру также и на евреев-преподавателей частных школ.

25 апреля в заседании кабинета был принят «закон против засилия в германских школах и высших учебных заведениях со стороны чуждого элемента».

Разумеется, правила, установленные для учителей, особливо распространяются также на преподавателей высших учебных заведений. Мы уже привели в другой главе список еврейских доцентов, «уволенных в отпуск» или в отставку.

 

Устранение евреев газетных сотрудников и журналистов

«Нейе фрайе прессе» от 13 апреля 1933 г. сообщает:

«На чрезвычайном собрании членов окружной берлинской организации имперского союза германской печати было единогласно постановлено предложить на делегатском собрании союза кандида-туру д-ра Дитриха в председатели союза. После общего собрания состоялось заседание нового правления, в котором единогласно было принято предложение, что впредь сотрудники газет евреи и марксисты не могут быть членами берлинской организации. Далее на делегатском собрании было принято предложение вынести на съезде союза резолюцию, требующую, чтобы сотрудники газет евреи и марксисты не могли быть членами имперского союза германской печати. Это предложение тоже было принято единогласно».

Тем временем в немецких газетах были уволены почти все евреи-сотрудники, а работы почти всех посторонних сотрудников, поскольку они являются евреями (по исповеданию или по происхождению), систематически не принимаются. Следует констатировать, что при этом особенно отличились также и евреи-издатели газет. В качестве примера укажем на поведение Гютермана, издателя газеты «Нейе бадеше ландесцейтунг» в Мангейме, который уже 1 марта уволил евреев-журналистов и служащих.

[ 242 ]

 

Устранение евреев судебных заседателей и присяжных

Во всех областях негласный бойкот евреев продолжается. Они совершенно устраняются из общественной жизни. «Нейе фрайе прессе» сообщает от 12 апреля об исключении евреев из списка присяжных, судебных заседателей и торговых судей.

«Имперское правительство решило закончить текущий избирательный период для всех судебных заседателей и присяжных досрочно—30 июня 1933 г. К этому же сроку должны закончиться полномочия торговых судей. Новый состав судебных заседателей и присяжных будет подобран иначе, чем прежде, потому что при нынешних условиях общины, разумеется, будут посылать в избирательные корпорации, избирающие судебных заседателей, лиц другой ориентации. Впредь не будет коммунистических судебных заседателей и присяжных. Число социал-демократов, предлагаемых в судебные заседатели и присяжные, будет значительно меньше, а евреев, надо полагать, совсем не будут избирать. Такая же картина получится при назначении новых торговых судей. Впредь до производства новых выборов судьи на основании недавно изданного закона не должны будут руководствоваться действующими раньше правилами о привлечении в состав суда судей из народа; так например отдельные судьи могут быть исключены из очереди».

 

Евреи-«изгнанники» среди спортсменов

Даже в области спорта еврей считается «изгнанником». В то время как даже в Америке негры-боксеры допускаются к участию в борьбе, в Германии боксеры иудейского вероисповедания или происхождения не могут выступать на немецких состязаниях. Германский чемпион среднего веса Эрих Зелик не был допущен к участию в состязании на звание чемпиона. После того он успел уже показать свой класс борьбы во Франции. Германский чемпион тенниса Дациэль Прен, пожалуй самый лучший теннисист в Германии, не может выступать на международных состязаниях в качестве представителя Германии.

 

«Злонамеренные слухи»

Правда, там, где затронуты деловые интересы, верность принципам весьма быстро исчезает. Фашизированная газета «Цвельф ур миттагс блат» от 19 апреля 1933 г. в сообщении под заголовком «Злонамеренные слухи» уверяет, что на одиннадцатой олимпиаде, которая должна происходить в Берлине в 1936 г., расовый вопрос не будет играть никакой роли.

«Направленная против Германии заграничная пропаганда бойкота коснулась и спорта. За последнее время в различных иностранных газетах неоднократно появлялись заметки, что предпринимаются попытки, особенно в Соединенных штатах, перенести олимпийские игры, которые должны состояться в 1936 г. в Берлине, в какую-нибудь другую страну на том основании, что в Германии

[ 243 ]

будто бы приняты меры для воспрепятствования выступлению на международных состязаниях евреев-спортсменов. На официальный запрос по этому поводу председатель американского олимпийского комитета Эвери Брендедт заявил, что выбор места для олимпийских игр определяется непосредственно международным олимпийским комитетом. Комитет соберется в июне в Вене и несомненно займется этим вопросом. Он лично полагает, что игры не могут происходить в стране, где нарушается основной олимпийский принцип равенства всех рас. По поводу этого чересчур поспешного заявления руководителя американского спорта можно сказать следующее: в Германии не были приняты меры, ставящие участие в международных состязаниях в зависимость от расовой проблемы, и не предполагается принятие таких мер. Все страны могут быть уверены, что каждый, кто будет делегирован своей страной на олимпийские игры в Берлин, будет принят как гость независимо от его принадлежности к той или иной расе или от его подданства».

 

Еврейские паспорта

Особые правила установлены также для евреев, имеющих на руках паспорта. Полицей-президент Бреславля отдал следующее распоряжение: «Германские граждане иудейского вероисповедания или раньше принадлежавшие к иудейскому вероисповеданию, у которых имеются на руках паспорта на выезд, должны сдать таковые лично не позже 3 апреля 1933 г. в полицейский участок по месту своего жительства. Паспорта эти будут возвращены с ограничением их действия на поездки внутри страны».

 

Специальное время для купанья

Вряд ли найдется какое-нибудь распоряжение, способное умалить достоинство еврейских граждан, до которого бы не додумались какие-нибудь власти или какое-нибудь учреждение. Город Шпейер в Пфальце войдет в историю как проявивший особую изобретательность в наши дни. Он первый издал следующее распоряжение:

«В интересах общественного порядка евреи могут посещать городские бани только в определенные часы».

Другие германские общины вскоре последовали этому примеру. «Франкфуртер цейтунг» сообщает от 24 мая 1933 г.:

«На заседании общинного совета в Тюбингене 15 мая национал- социалисты внесли предложение, в котором между прочим имеется следующий пункт: «Евреям и лицам, принадлежащим к чуждым расам, доступ в городские купальни воспрещается». Предложение было принято всеми голосами против трех».

Вскоре в верхнесилезеких газетах появились такие же распоряжении.

 

Увольнение евреев-служащих

Было бы неправильно думать, что устранение евреев проводится усиленным темпом только в свободных профессиях. Слишком мало упоминается о мелких еврейских служащих, мелких торговцах и евреях

[ 244 ]

рабочих. А между тем именно из этих категорий состоят еврейские массы, которые экономически так же обнищали и так же страдают, как массы нееврейской мелкой буржуазии и рабочих. Национал-социалистические ячейки на предприятиях всячески стараются лишить хлеба евреев- мелких служащих, мелких торговцев и евреев-рабочих. Вот сообщение из Берлина от 31 марта:

«По поручению руководства национал-социалистической партии организация ячеек на предприятиях сообщает:

«Завтра председатели национал-социалистических ячеек на предприятиях должны вместе с рабочими организациями обратиться в еврейские предприятия с требованием о выдаче зарплаты христианским рабочим и служащим за два месяца вперед. Кроме того должно быть выставлено требование, чтобы все еврейские служащие были уволены. В случае неподчинения этому требованию надлежит немедленно сообщать руководящим органам партии, которые примут соответствующие меры. Завтра ровно в 3 часа дня все служащие и рабочие, занятые в еврейских предприятиях, прекращают работу, чтобы принять участие в агитации среди покупателей. Газеты и предприятия, обслуживающие нужды первой необходимости, исключаются. Но и здесь все еврейские служащие должны быть устранены немедленно. В издательстве Ульштейна уже сегодня уволены журналисты на более крупных постах».

«Франкфуртер цейтунг» от 28 мая 1933 г. сообщает:

«На окружном собрании имперского союза торговцев в разное был поставлен вопрос, могут ли впредь евреи-торговцы быть допущены на ярмарки и рынки. Руководитель окружной организации стоял на той точке зрения, что евреев нужно истребить».

 

Дело есть дело и у антисемитов

«Фелькишер беобахтер» от 2 апреля с восторгом приветствует как высшее достижение бойкота «неожиданное стихийное повышение курсов на бирже, очищенной от евреев». Мы знаем, что должны означать эти восторженные гимны: что борьба ведется не против системы, не против капитализма и даже не против крайностей капитализма, а что все дело сводится к конкуренции немецких спекулянтов с еврейскими. И «на бирже, очищенной от евреев», биржевики! могут делать дела. Угрозы направлены не против капитала, не против собственности, а против мелкого люда: против «арийского» рабочего и мелкого буржуа, которого обманывают, против мелких еврейских служащих и торговцев, которых уничтожают.

«Арийские» принципы соизмеряются с величиной кошелька. В свое время член правления Дейтше банк Дисконтогезельшафт Оскар Вассерман в своем заявлении, напечатанном в «Берлинер тагеблат» от 31 марта 1933! г., имел полное основание указать, что ему не было нанесено ни малейшего оскорбления и что в отношении его ход событий ни в чем не сказался, даже в .смысле его общественного положения. Все прочие еврейские капиталисты могут ликовать: «Национал-социалистическое правительство самым энергичным образом вступается за их материальные интересы. Оно призывает к порядку низшие инстанции, которые полагают,

[ 245 ]

что антисемитизм у национал-социалистов определяется их антикапиталистической позицией. Оно защищает если не евреев, то по крайней; мере еврейские деньги. Капитализм не должен стать жертвой этой «национальной революции».

«Франкфуртер цейтунг» от 27 апреля и «Фелькишер беобахтер» от того же числа напечатали следующее письмо имперского комиссара народного хозяйства д-ра Вагнера, обращенное к обербургомистру Филеру в Мюнхене, председателю отдела коммунальной политики национал-социалистической партии.

«Из хозяйственных кругов мне за последнее время часто доставляли циркуляры, рассылаемые некоторыми коммунами многим фабрикантам и разным хозяйственным предприятиям с целью установить, можно ли считать означенные предприятия «немецкими» предприятиями. Вопросы, которые содержатся в этом циркуляре, стремятся установить, в каком объеме капитал означенных фирм является немецким и в какой мере во главе его стоят лица не арийского и не немецкого происхождения и т. д. Хотя я, разумеется, вполне разделяю ту точку зрения, что именно. коммунальные управления должны давать свои заказы только немецким фирмам, я все же считаю необходимым, чтобы вышеуказанные действия были прекращены. Весь комплекс вопросов, которые ставят эти циркуляры, не так прост, чтобы можно было ответить простым «да» или «нет» или указать цифры, которые решили бы дело. Задачей имперского правительства является забота о том, чтобы всякое предприятие в Германии, совершенно независимо от того, откуда оно взяло свой капитал и кто им руководит, было включено в немецкое народное хозяйство в качестве одной из его составных частей и чтобы в будущем управление всяким предприятием допускалось только в соответствии с интересами немецкого народного хозяйства. Но правительство будет только затруднено в проведении этой необходимой политики, если уже заранее отдельные управления поставят его перед совершившимися фактами, которые способны будут вызвать потрясение хозяйственной жизни. Наша цель не может заключаться в том, чтобы разрушить существующие хозяйственные предприятия в Германии, даже если они велись при помощи иностранного капитала и отчасти под руководством иностранцев; мы должны принудить их действовать по-немецки и подчиняться великому принципу, провозглашенному нашим вождем: «Общая польза должна стоять выше личной выгоды». Поэтому я просил бы вас употребить ваше влияние как руководителя коммунально-политического отдела на руководящие органы германских коммун, для того чтобы воспрепятствовать дальнейшей рассылке подобных циркуляров и вызываемому ею нарушению всей хозяйственной жизни, чего мы по совести в настоящее время никак не может хотеть».

«По совести» они не хотят, чтобы национальная революция нанесла ущерб кому-нибудь из капиталистов. Мы это знали уже давно. И те, кто еще по сей день верит «социалисту» Адольфу Гитлеру, те, кто ждет от него чуда, что он установит более высокие цены для крестьян и в то же время более дешевые цены на продукты для потребителей, повысит заработную плату для рабочих и в то же время увеличит прибыль пред-

[ 246 ]

принимателей, увеличит оклады для чиновников и вместе с тем наведет экономию для государства, — все эти «верящие в чудеса» скоро с ужасом отпрянут перед неумолимым фактором, что в «третьей империи» никому не помогают кроме капиталистов, независимо от их религии. То, что им еще предстоит испытать в «третьей империи», заставит их понять, что вся эта травля евреев служила одной только цели—отвлечению их от борьбы с действительным виновником—с капиталистической системой.

[ 247 ]

Здесь приводится ко кн.: Коричневая книга о поджоге рейхстага и гитлеровском терроре. М.: Изд-во ЦК МОПР СССР, 1933. с. 238-247.

 

Страны: 
Этнос: