Баранов С. Д., Конов Д. В. Русский проект

Версия для печатиВерсия для печати

Обобщённый образ «русского» несколько отличается от стереотипного великоросса и не совпадает со взглядами обывателя, привыкшего моделировать истинно русского по стандартам своей узкой среды, своего региона. Вместе с тем проект большой русской нации гораздо уже чем аморфный имперский суперэтнос типа «советского народа». Поэтому мы отличаем русскую нацию от российского суперэтноса.

«Русскоязычные» - суперэтнос. Попробуем взять в качестве отправной точки мнение о том, кто такие «русские», представителей западных наций, то есть внешнего референтного пояса.

Они тоже представляют стандарт «нации» и, следовательно, владеют интуитивным представлением об этнической принадлежности людей по типу нации? Кого назовут «русским» с точки зрения здравого смысла обыватели западных стран?

Вероятнее всего, «русскими» у них считаются русскоязычные лица, говорящие по-русски, когда русский - основной или один из двух главных языков. Услышав русскую речь и увидев её носителей, они скажут: «это русские».

Конечно, они легко могут ошибиться, так как по-русски могут разговаривать носители разных этнонимов, которые русскими себя не считают, в свою очередь и большинство русских не считают их своими.

Но такие «русские» - реально максимальный объём генеральной совокупности, из которого можно постепенно выделить собственно русских. Русскоязычные, для которых русский язык не обязательно первый, - это русский суперэтнос, но пока не нация. Суперэтнос - это строительный материал, среда для нации.

Этноцентрическая пропаганда прибалтийских государств для обозначения генеральной совокупности ввела в практику термин «русскоязычные». Она, конечно же, руководствовалась целью, по возможности, удалить этноним «русские» со своей территории, чтобы иметь дело не с представителями одной нации, а с остаточной человеческой массой, разделённой на разные этнические группы.

По умолчанию предполагается, что среди русскоязычных собственно русскими являются только носители исконно русских фамилий, чьи предки происходили с территорий, заселённых русскими в границах РФ в соответствии с картами расселения.

Справедливым избыточным объёмом понятия «русская нация» является такое определение: русская нация - это «русскоязычные», которые на протяжении жизни будут говорить в основном по-русски, то есть стабильно русскоязычные. Это определение справедливо для обозначения внешних рамок предмета.

Данный объём понятия подходит под государство-нацию, каковой, очевидно, русская нация не является. Ясно, что это не только некие «россияне». За постоянным русскоязычием просматривается масса других признаков, которые могут скрывать иную национальную идентичность.

Попробуем с точки зрения территориального, государственного и этнического подхода пересмотреть этих «постоянных русскоязычных». И отсеять из них тех, кого нельзя объединить с русскими.

Русские, которые записывают себя в русские (в переписи) или называют себя таковыми в быту. Немаловажным фактором определения реальных границ нации будет и то, кто из индивидов называет себя русским (практика, применяемая в переписи, том числе в странах СНГ).

Система этнических различений советской империи, созданная вместе с СССР (и УССР, БССР), предопределила распад самоназвания «русский»: на русского, украинца, белоруса и другие группы. В историческом отношении с начала XX века и в глубь до XII века самоназвание «русский» охватывала эти три группы восточных славян (хотя бы частично) и продолжало действовать вплоть до распада Российской империи в 1917 г.

После распада СССР в 1991 году этнонимы «украинцы», «белорусы», оказавшиеся вне рамок Российской Федерации, приобрели самодовлеющее значение во вновь образованных государствах и были взяты под защиту государства и международного права как титульные обозначения государствообразующих этносов. В этом отношении самоопределение в процессе переписи не может быть признано объективным потому, что Украина и Беларусь позиционируются как унитарные мононациональные государства, в то время как РФ - многонациональное федеративное государство.

Учёт мнения самих людей, относящихся к тому или иному этносу, важен вопреки внедряемым внешним идеологическим конструктам: «россияне», «русские», «украинцы», «русская нация», «украинская нация», «белорусы», «белорусская нация» и т. д.

Каковы ответы простых граждан Украины и Белоруссии на вопрос об отношении к своей - украинской, белорусской и в то же время русской национальной идентичности? Можно предположить, что большинство украинцев сочтут себя украинцами, а не русскими (или в случае смешанных браков укажут на двойное происхождение).

В то же время на Центральной и Восточной Украине распространено представление о родственности русских и украинцев как разных народов.

Нация трёх родственных народов. Основной состав разговаривающих только или преимущественно на русском языке составляют великороссы, украинцы (более 50%) и белорусы (более 80%). На них приходится подавляющая часть состава большой русской нации.

Фактически украинцы (за исключением западной части) и белорусы представляют собой народности, многие этнические свойства которых утрачены в общерусском проекте. Национальные особенности белорусской и украинской народностей выражены более чётко, чем у великороссов, специфические качества которых во многом размыты в рамках общерусского проекта. Указанная формулировка является наиболее традиционной версией большого русского проекта, сложившейся в середине - второй половине XIX века. Она известна так же, как «триединство», «единонеделимство». Триединая концепция русской этничности нередко существовала имплицитно, по умолчанию, и не формулировалась как символ веры.

Концепция триединства была до революции 1917 года официальной государственной и научной доктриной Российской империи. После февральской и октябрьской революций 1917 года доктрина была отвергнута, украинцы и белорусы признаны нациями (не только де факто и де юре, но и по общесоциальным признакам: аутентичная политическая жизнь, культурная жизнь, социальные атрибуты и проч.).

Будучи уже посторонним наблюдателем из-за океана, Питирим Сорокин в работе, вышедшей в 1967 году, писал, что «русская нация состоит из... великороссов, украинцев, белорусов плюс русифицированные и ассимилированные группы» 20.

Мы имеем дело, конечно, с двумя противоположными идеологическими точками зрения на восточнославянские этносы. Действительность, как всегда, сложнее.

Русские-украинцы. Значительная часть украинской народности, около половины, входит в состав русской нации.

Реальный этнический состав и этническую судьбу государства Украина мы рассмотрим отдельно в параграфе «Украинский проект». Здесь мы приводим лишь некоторые основные позиции, на основании которых можно утверждать, хоть и с оговорками, об участии в русском проекте центральноукраинской народности.

Есть все основания предполагать, что более половины населения Украины говорит преимущественно по-русски или на русско-украинских смесях, являющихся вариантом русского разговорного языка. Из этой половины собственно формально русские (великороссы) и другие этносы составляют около половины (2'%). Однако украинцы по происхождению, не являющиеся гражданами Украины, также в подавляющем большинстве разговаривают только по-русски. На Украине преобладающе русскоязычными являются все крупные и средние города, за исключением, нескольких западных областей. На Востоке и Юге на украинском языке общается лишь часть сельских жителей.

Не углубляясь в данные лингвистических изысканий, можно указать на близость русского и украинского языка в литературном варианте, являющихся близкородственными языками, и ещё большую близость с русским в реальном разговорном языке. Исключение составляет западноукраинский диалект.

В силу исторических причин украинская народность (а не только государство) на Украине является сложно структурированной и разделённой на две части по всей группе признаков: центральноукраинцы и западноукраинцы. Доминирующая в политическом, культурном, экономическом и численном отношениях часть украинской народности охватывает собой Поднепровье, Полесье, Причерноморье и Восток. Эта часть в большей мере включена в этногенез общерусской нации.

Русский проект на Украине питается внутренними силами, а именно: воспроизводством вопреки крайне неблагоприятным условиям. Носителями его являются русские и русскоязычные украинцы.

Украинский проект - смежный по отношению к русскому, в котором идут прямо противоположные процессы (формирование большой русской нации и создание малой украинской нации на базе народности, с преобладанием западноукраинского элемента). Считать украинцев нацией, несмотря на активно действующий проект её ускоренного создания на базе народности, пока рано.

В целом значительная часть центральноукраинцев не входила, не входит и в обозримом будущем не войдёт в состав русской нации. Вместе с западноукраинцами - это не менее трети населения Украины и половина проживающих там украинцев. Разделение здесь проходит не только по регионам и степени урбанизации, но внутри семей, внутри личностей отдельных людей. В этом исторический драматизм для всех русских на Украине переживаемого момента, возникший сравнительно недавно - в 1990-х годах.

По этой причине ошибочно считать украинскую народность внутренним проектом русской нации, каким его хотели бы видеть некоторые русские националисты, не утруждающие себя анализом реальных фактов, происходящих в соседней стране.

Русские-белорусы. Подавляющее большинство белорусской народности является частью русской нации в широком смысле. Доля включённых в проект русской нации среди белорусов достигает 80 %. Белорусский язык в Белоруссии практически не используется, за исключением сельской местности. Это литературный язык с ограниченным применением плюс местные диалекты. Отсутствие белорусской нации достаточно очевидно, имеют место лишь слабовыраженные признаки народности. То, что иногда называют белорусской нацией по типу государства-нации, есть специфическое русское государство, сложившееся в условиях временного кризиса большого русского проекта на одной из отторгнутых территорий.

Большой натяжкой говорить о двойной этнической идентичности: русско-украинской (или русско-белорусской). В силу близости русских, украинцев и белорусов двойственности не получается. Национальная идентичность у украинца (или белоруса) одна: есть лишь её коллективные особенности, которые ставят украинца (белоруса) либо вне, либо внутри общерусского проекта, то есть позволяют считать себя также и русским (очень похожим на русских) или не позволяют.

Данная особенность используется политическими технологиями строительства украинской нации: они постоянно ставят украинский народ перед ложным выбором: либо то, либо другое. Причём выбор другого варианта означает многоплановую морально-психологическую (и не только!) дискриминацию. Такое положение порождает абсурдные ситуации, когда индивиды, по большинству признаков являющиеся русскими, всячески подчёркивают свою украинскую принадлежность и с ненавистью относятся к любым попыткам объединения украинцев и великороссов.

Тоже русские - русские не восточнославянского происхождения. Русские - ассимилированные потомки других этносов. Специфическая часть русской нации, и не маленькая - предположительно, не менее 10 млн человек, - потомки ассимилированных этносов, не относящихся к славянской группе трёх народностей, а также смешанных браков с представителями славянского ядра или даже других этносов. Однако наличие родителей разных национальностей не является здесь главным, так как в случае 2-3 поколений проживания в русской среде, даже с сохранением прежнего расового и этнического субстрата, данные потомки оказываются по преимуществу обрусевшими, хотя и сохранившими черты своей психологии и даже определённую среду общения.

Другую подгруппу составляют потомки некогда компактно проживавших старых диаспор: так называемые «русские евреи», «русские немцы», в том числе и в других государствах - осколках СССР. Данные этнические прослойки и их представители давно проживают среди русских, сохраняя свою среду и яркую особенность, но всё больше интегрируются в русскую среду. При эмиграции в Германию или Израиль они в большинстве не могут интегрироваться в свои титульные этносы из-за доминирующей русской идентичности.

Особую группу составляют обрусевшие потомки выходцев с Кавказа, из Средней Азии, в разной степени обособленные от русского ядра, но всё же привязанные к нему языком, экономикой и культурой. В основном эту группу представляют потомки армян, грузин, татар, поляков. Важнейшим признаком русскости, помимо языка, для них является индивидуальная оторванность от этносов.

Русские - лица с двойной идентичностью. Феномен двойной идентичности, в отличие от ассимилированных потомков, является сложным продуктом мультикультуризма. Это могут быть и русские армяне, и корейцы из стран СНГ, и обрусевшие башкиры.

Здесь мы можем наблюдать как процесс обрусения, так и постепенной утраты русской идентичности, том числе и русскими восточнославянского происхождения. Например, русские диаспоры, активно включённые в иную этническую среду - США, Канады, Германии и Израиля.

Число русских «пополам», с двойной идентичностью, скорее всего, будет увеличиваться, учитывая процесс глобализации и утраты России своих доминирующих позиций в ряде стран.

Получается, что не русский народ растворяется в имперском суперэтносе, доставшемся в наследство от Царской России и СССР, а наоборот, русская нация «переваривает» остатки суперэтноса после крушения империи. Кроме господства русского языка в пользу этого вывода говорит их зависимость от русской экономики, политическое доминирование избираемого русского руководства.

Великороссы как составная часть русской нации. Существует ли у русских русский проект? В политическом обиходе сложилось представление о великороссах как о собственно «русских» или некотором эталоне «русскости», мотивируется такая позиция образами российской государственности и культурным наследием центральных регионов России. Они, конечно, очень важны как некая этническая «цитадель» духа и власти, но нужно понимать, что сегодня - это лишь составные части русского проекта, распространившегося далеко за эти пределы.

Анализ сложившейся в начале XXI века ситуации привёл нас к непростому выводу: носителям национальной идеологии необходимо отказаться от смешения русских с великороссами. Это важное стратегическое решение, позволяющее русским выжить в качестве большой целостной нации и претендовать на национальные территории в их полном объёме. Оно также позволяет постепенно привести ситуацию внутри России от эфемерной декларативной многонациональности - к моноэтничности.

Решение может быть не понято и не принято сразу в силу инерции сознания, засорённости стереотипами прошлого, а также ошибочного смешения с эвфемизмом «россияне». Национальное и социальное унижение, недавно испытанное великороссами, да и другими группами русских, ведёт к страху и стремлению закупориться в своей узкой идентичности, которая всё равно размывается глобальной культурой. Но не лучше ли сделать шаг навстречу? Да, это риск размывания идентичности: но безоговорочное численное, культурное и экономическое доминирование и экономическое процветание в будущем его оправдывает. Нация XXI века должна быть способна развиваться в глобальном пространстве, во всяком случае, в широком ареале, считая «своими» родственные группы населения.

Великороссы - исторически архаичный исчезающий тип, поскольку они слились с основой нации, в отличие от народностей и других более архаичных родоплеменных групп, которые сохранили архаическое лицо, восходящее к периоду доминирования культуры сельского населения. В этом состоит особая миссия великороссов по отношению к другим участникам проекта: быть носителями и локомотивом городской восточнославянской культуры. Великорусская культура не является неким эталоном для украинцев и белорусов: чем больше она сможет впитать в себя заимствованных у них элементов, тем больше будет её привлекательность для всех восточных славян.

Обычно говорят о низкой сплочённости русских по сравнению с ними в микроситуациях. Этот хорошо известно. Но сплочённость великороссов - во владении комплексными макромеханизмами социума, которые доступны нации, а не в биологической «стайности» и закупоривании в узких рамках.

Сегодня идеологически и психологически доминирует и развивается на базе мегаполисов другой общерусский тип, отличный от великоросса-крестьянина (или выходца из крестьян), как бы мы ни жалели об этом.

«Происходит очевидный процесс ценностной унификации» 21. «За последние пятнадцать лет оказались размытыми последние островки старого традиционного уклада жизни, ещё более деградировала деревня, распадаются национальные анклавы. Усреднённый образ жизни, характерный для жителя современного мегаполиса, торжествует, становится универсальным, причём совершенно независимо от того социального слоя, которому принадлежит тот или иной конкретный его носитель». На уровне идей и ценностей российское общество может сегодня претендовать на перерастание в определённого типа национальное государство» 22.

Этот тип может вызывать раздражение у людей, сфокусировавшихся на отдельных чертах своего этнического прошлого в рамках механизма защиты своей психики. Архаика России должна быть грамотно и аутентично перестроена под нужды развития этого типа, под которым здесь понимается не новый русский и не подражающий ему средний слой, а обычный консервативный русский человек.

Очевидно, что русские - это и великороссы, живущие на территории РФ, или те, чьи предки происходили оттуда (судя по особенности фамилии), но также являются русскими носители украинских и белорусских фамилий, давно живущие в РФ и говорящие на чистом русском языке.

Великорусская народность формировалась в XVI-XVII веках на базе северо-восточных и северо-западных земель России и соответствующих им потомков восточнославянских племенных групп с примесью выходцев из южнорусских земель. Говорить о великороссах как относительно отдельном этносе можно было применительно к XVIII веку и первой половине XIX века. Со второй половины XIX века русский этногенез перешёл в фазу активного формирования объединённой нации. Великороссы стали ядром и основной группой русской нации, создав определённый культурный образец для неё. Но и сами они изменились в этом процессе.

Какой этнический статус имеют русские-великороссы? Очевидно, что это численно преобладающая часть нации, но всё же часть. Великороссов не повернется язык назвать народностью в рамках большой русской нации, ведь русские России уже давно переросли стадию народности, границы, очерчивающие великорусскую народность, стёрты в рамках нации. Русские растворили внешние границы, чтобы включить в них других, но при этом сохраняя себя как ядро нации. Великоросс - это некий усреднённый вариант русского, к которому тяготеют другие субэтносы. Современная нация - это сообщество индивидов с усредненными этнокультурными признаками, особенно в основной своей массе. В то же время в её субэтносах сохраняются ярко выраженные особенности.

Это ещё раз говорит в пользу того, что отрез великороссов проводится виртуально, однако вместе с тем и по живому. То, что было когда-то народностью, стало основой нации.

Да, есть русские, сохранившие признаки коренных выходцев Центральной России, их культурные особенности, и они составляют большинство русской нации. Но данные признаки не формируют её внешних границ по большинству признаков нации! Принятие стереотипных признаков за ключевые черты нации является ошибочным, хотя стереотипные признаки свидетельствуют о многом. Точно так же, как и активное поедание борща, сала, вареников, владение одним из украинских диалектов, проживание в отдельном государстве ещё не формирует украинской нации, хотя и многое говорит об украинцах.

В 1990-е годы появилось очень много политических программ с требованиями «свести» русских к великороссам и ограничить пределы Российской государственности территорией великороссов. Эту точку зрения разделяют как ультрапатриотические, так и либерально-прозападнические идеологи. Достаточно сказать, что на подобном подходе основывались Беловежские соглашения 1991 года, уничтожившие и СССР, и дореволюционную Россию как «страну русских» в составе трёх основных славянских народностей. Он маячил и за Хасавюртовскими соглашениями 1996 года, фактически выделившими Чечню из России.

Можно предположить, что стратегической целью врагов русской нации является сведение её, хотя бы частичное, к великорусской народности с соответствующей психологией и территорией проживания.

Этот ограничительный подход господствовал с 1917 года и был положен большевиками в основу деления СССР на РСФСР и другие союзные республики. Цель его была понятна - максимально сузить зону политического влияния русских за счёт лиц с другими идентичностями, таким образом инициировав поддержку левых националистов из других этносов, вошедших в СССР. В начале 1920-х годов такая поддержка была не лишней для молодого советского государства.

Сегодня стоит задача восстановить историческую правду в отношении границ русской нации в обеих империях: Царской России и Советском Союзе. Обе империи строились на основе русской нации (но не только великорусской народности). Это значит, что империю формировали и украинцы, и белорусы, а также группы ассимилированных других народов, которых можно отнести к русским.

Но в более широком составе в империи формировался российский суперэтнос, который затем в СССР был известен как советский народ («советский человек»). Суперэтнос отнюдь не является нацией, даже в расширительной трактовке нации-государства. 10-11 % населения современной России не входит в состав русской нации, но являются частью российского суперэтноса (так называемые «россияне»).

«Малый проект» русских, зажатый в узких рамках РФ и архаичной великорусской этнографии, - это проект, заботливо подсказанный их врагами, тиражируемый по недомыслию некоторыми «националистами». Он нацелен на постепенную фрагментацию, противопоставление и искоренение русских.

Формула большой русской нации. Формула, заменяющая «гражданскую нацию россиян», предлагается такая:

а) «Большая русская нация» без границ, в том числе без границ и внутри РФ. Любой человек, удовлетворяющий определённым антропологическим или юридическим критериям, может считаться русским. При этом он должен признавать себя таковым. Важно отвязать нацию от жёсткой привязки к конкретному государству - России;

б) автономные этнические анклавы на правах местного самоуправления в государствах, где другие этносы составляют компактное большинство;

в) национально-культурная автономия, где другие этносы в меньшинстве. Речь идёт о тех территориях и населённых пунктах, где русские, живя среди других этносов, не могут создать самоуправление, но при этом составляют многочисленные общины, например, в столицах прибалтийских государств или кавказских республик.

Гражданство РФ с вопросом о нации не связывается. Но любые лица, которые могут быть признаны русскими, могут претендовать на гражданство РФ. Аналогичный заявительный порядок приобретения гражданства РФ установить и в отношении ряда других этносов: например, поволжских татар, башкир, якутов, украинцев, белорусов, молдаван, чеченцев при условии, что они могут доказать свою национальность.

Однако на большинство внешних этносов, в том числе СНГ, за исключением украинцев, белорусов, молдаван, заявительный порядок не должен распространяться.

Баранов С. Д., Конов Д. В. Русская нация. Современный портрет. М., 2009.

Страны: 
Этнос: