Бейкер Дж. Саниды (бушмены)

Версия для печатиВерсия для печати

Две причины лежат в основе выбора бушменов Южной Африки в качестве темы главы в этой книге [см. ссылку внизу]. Во-первых, они очень разные по физическим признакам, действительно, в некоторых отношениях удивительно отличающиеся — от европидов и австралидов, и таким образом демонстрируют особенно ясно, насколько это неправильно — полагать, что, кроме цвета кожи, существует совсем немного различий между расами. Во-вторых, бушмены являются хорошим примером влияния педоморфизма (глава 8) на развитие определенных этнических таксонов человека.

Карликовые шимпанзе Pan satyrus paniscus уже были описаны в качестве примера животных, которые в своей половозрелой форме напоминают во многих отношениях его юных ближайших родственников (...). Педоморфизм этого типа имел большое значение в эволюции человека, современный человек в целом демонстрирует явное доказательство того, что он является педоморфной формой, и некоторые человеческие этнические таксоны — бушмены в их числе — более педоморфны, чем другие.

Идея того, что современный человек в целом педоморфен, кажется, была ясно выдвинута впервые голландским анатомом, Л. Болком, в лекции, прочитанной в Немецком анатомическом обществе во Фрайбурге в 1926 г. Зрители, кажется, были сбиты с толку его заявлениями. Председатель закрыл заседание замечанием: «Обширный ряд вопросов не может быть ясно понят, и я боюсь, что дискуссия может легко уйти в крайности» (119). Болк несколько позже вернулся к своему выступлению, опубликовав его в качестве отдельной брошюры (120). Частое упоминание слова «неотения» * связано со словами самого Болка, который заметил в начале книги: «Я намерен объяснить происхождение человека на основе эволюционного принципа, который до сих пор не нашел применения в биологии».

________________

* Неотения – задержка онтогенеза у некоторых видов организмов с приобретением способности к половому размножению на стадии, предшествующей взрослому состоянию.

[391]

Рисунок 52. Хвостовой изгиб у человеческого эмбриона, девочки, и его отсутствие у шимпанзе.

Задние части тела показаны с левой стороны, вид среднего сагиттального разреза: А — человеческого эмбриона 26 мм длиной; В — девочки в возрасте двух лет; С — недоразвитого шимпанзе. Схема Болка (120).

Болк перечислил ряд символов, обнаруженых у зародышей других приматов, которые, однако, не сохраняются во взрослой форме этих животных, но зато сохраняются у человека: «Иными словами, — заметил автор, — структурные признаки или отношения, которые преходящи у эмбрионов других приматов, стабилизируются в человеке». Среди них он упоминает ортогнатность, безволосость, форму ушной раковины, центральное положение большого затылочного отверстия в черепе, относительные размеры головного мозга (которые возможно изучить благодаря медленному слиянию эмбриональных черепных швов) и многое другое. Два самых поразительных случая сохранения анатомических черт на ранней стадии развития, по его мнению, касаются черепной оси и положения женского репродуктивного отверстия. В эмбрионах млекопитающих, в том числе приматов, основание черепа, то, что Т. Г. Гексли (540) называет «базовая черепная ось», изогнуто так, что образует приблизительно прямой угол по отношению к позвоночнику. Почти в каждом случае этот «черепной изгиб» расправляется в процессе развития, но у человека, как подчеркивает Болк, он сохраняется и во взрослом состоянии. В противоположном конце тела сохраняется другой эмбриональный признак: хвостовой или задний конец тела изогнут вперед у эмбрионов приматов. Это показано на рис. 52, А, который представляет собой часть продольного сагиттального разреза человеческого эмбриона 26 мм длиной, рассматриваемого с левой стороны. Стрелка дает общее представление о кривизне тела в этом регионе.

Аналогичное расположение соответствующей части скелета у двухлетней девочки показывает, что вентральный изгиб сохраняется (рис. 52, В), это приводит в итоге к соответствующему расположению вульвы у женщин. У понгидов, наоборот, изгиб выпрямляется во время развития, так что он исчезает или даже поворачивается в обратном направлении,

[392]

и вульва, следовательно, имеет совершенно иное расположение. Об этом свидетельствует рисунок соответствующей части недоразвитого шимпанзе (рис. 52, С). Человек в этом отношении, как и во многих других, сохраняет состояние эмбриона. Как заметил Болк: «В какой-то степени мы представляем собой инфантильную форму нашей предковой группы».

Идея сохранения анатомических черт плода присутствует и у Эмиля Дево, полковника медицинской службы французской армии, который высказал ее независимо от Болка. Он был явно в полном неведении о неотении и педоморфизме, потому что он никогда не упоминал ни один из этих терминов в своей книге, которая была опубликована спустя семь лет после выхода брошюры Болка (272). Дево отметил, что «дети антропоида [понгида] имеют человеческий облик, человеческий череп и мозг человека». И он привел определенное количество доказательств, подтверждающих это заявление, но его вклад в данную тему не выдерживает сравнения с вкладом Болка. У Дево в его работе нет никаких данных о сохранении анатомических черт плода у взрослых особей, что было бы интересно тем, кто читал брошюру Болка.

Много говоря про значение педоморфизма в развитии современного человека от его далеких предков, Болк, возможно, уводил свои мысли слишком далеко, но своими работами он внес значительный вклад в наше понимание эволюции человека. Однако, когда Болк попытался применить свои идеи к происхождению человеческих рас, его результаты оказались менее успешными. Так, он должен был признать, что замечания по этому вопросу в его брошюре (120) и в работе, полностью посвященный этому вопросу (122), содержат мало информации, которая бы имела существенное значение. Его Fetalisations-hypothese *  на самом деле применима к возникновению некоторых этнических таксонов человека, но Болк не смог понять, как она должна применяться.

В тропических и субтропических районах мира, зачастую в отдаленных областях, живут человеческие существа небольшого роста, которые, вероятно, во многих случаях представляют собой коренное население стран, куда впоследствии вторгались и ныне преобладают высокорослые народы. Малый рост возник независимо у нескольких этнических таксонов человека. Саамы дают нам схожий пример, исключительный в их северном месте обитания. Среди маленьких людей в теплом климате можно отметить негритидов (негритосов Андаманских островов, Малайского полуострова и Ост-Индии), веддоидов (веддов Цейлона, Курумба и родственные им народы Индии), сенои полуострова Малакка, тоалы на Сулавеси, бамбутиды (африканские пигмеи) и саниды (бушмены) из Южной Африки.

Нет никаких оснований полагать, что древний человек был особенно мал ростом, а независимое происхождение низкорослости у нескольких человеческих таксонов, преимущественно в жарких ре-

_____

* Гипотеза «эмбрионализации».

[393]

гионах мира, позволяет предполагать, что необходимость поддержания правильной температуры тела, возможно, сыграла свою роль в эволюционных процессах, приведших к этому. Значение интеллекта в самосохранении человека и вредное воздействие высоких температур на умственную деятельность дает основание предполагать, что естественный отбор будет происходить в сторону человека более низкого роста. До тех пор, пока на территорию малорослых аборигенов еще не пришли высокорослые завоеватели, воздействие среды может привести к низкому росту. Многие из маленьких народов в тропических и субтропических регионах мира на самом деле обладают рядом детских признаков в дополнение к небольшому размеру. Бушмены могут служить в качестве примера этому. Следует отметить, однако, что в лесах Заира и других частях мира существуют пигмеи, которые не являются типичными педоморфами. Есть также некоторые свидетельства того, что педоморфные признаки, возможно, развились еще до уменьшения размера малорослых субрас. Это доказывает то, что ископаемые останки, принадлежащие людям большого роста, были обнаружены на огромной территории от Трансвааля до южного побережья Африки, от Кейптауна до Порт-Элизабет. Все эти находки показывают убедительные доказательства родства с бушменами, но при этом эти люди существенно выше их. Южноафриканский антрополог М.Р. Дреннан подчеркнул педоморфный характер найденных черепов (279).

Саниды, или бушмены, являются одной из двух субрас из Khoisanid * расы. Другая — это коиды, состоящие из нескольких племен, которые, как правило, объединяются вместе как готтентоты. Также, по мнению большинства специалистов, было бы правильным поместить коидов в одну группу вместе с бушменами (1060). Некоторые европидно-коидные гибридные таксоны, прежде всего грикуасов **, вероятно, лучше отнести к коидам.

Коиды отличаются от санидов во многих отношениях, особенно в том, что они выше и имеют более длинные и высокие головы, лицо с прогнатизмом, очень широкое в скуловой области и сужающимся ниже острым подбородком, создавая спереди треугольную форму. Они почти наверняка сами являются гибридным таксоном, образовавшимся от смешения санидов и негридов (кафридов), а так как кафриды демонстрируют доказательства связи с эфиопидами, не удивительно, что это проявляется и в коидах (хотя, возможно, была прямая гибридизация между санидами и эфиопидами, когда первые были более широко распространены). Коиды были скотоводами с древних времен и в этом отношении отличаются от собирателей санидов.

Саниды не дают нам никаких доказательств своего происхождения от гибридных групп, хотя некоторые из их племен гибридизированы с

______

*  Койсанидская раса.

**  Население Южной Африки, образовавшееся в результате гибридизации буров и готтентотов.

[394]

негридами или коидами. Раньше они были очень широко распространены в южной части Африки. Их артефакты, наскальные рисунки (см.: Приложение 6), географические названия и останки скелетов показывают, что они первоначально обитали от Замбези до южной оконечности Африки, а одно их племя, названное голландцами «Strandlooper» (прибрежные рейнджеры), приспособилось к жизни на побережье океана в районе Капского мыса. Эти люди рассматриваются некоторыми специалистами как принадлежащие к отдельному этническому таксону, и действительно — они были выше, чем обычные бушмены, имели больший объем мозга и более выраженную ортогнатность (706), но они, вероятно, не были достаточно отличными от остальных санидов, чтобы заслужить таксономическое отделение. В настоящее время это племя вымерло.

Печальная история посягательств сильных чужаков на традиционные охотничьи угодья бушменов в плодородных районах Африки была рассказана очень подробно Г.В. Стоу в его большой работе «Туземные расы Южной Африки» (1016). Готтентоты, как можно предположить, в начале XVII века первоначально шли на юг с западного побережья Африки. Само название «Сан», которое они дали бушменам, показывает, что они признавали их как законных владельцев этой земли, поскольку Сан означает местный (туземный) (103). Бушмены ничего не знали о домашних животных и поэтому охотились на стада готтентотов. Война между захватчиками и коренным населением была неизбежна, и в результате ее началось сокращение численности эндемичных племен. В периодах большой негридной экспансии на юг, особенно в конце XVIII века, бушменские земли подверглись вторжению с севера и востока, а голландцы и британцы давили на них с юга. Только в крайне труднодоступных районах сохранилось ничтожно малое число племен, насчитывающее в последнее время примерно всего 53 ООО человек (1060).

Бушмены и по сей день живут преимущественно в северо-восточной части Юго-Западной Африки и сопредельной области на юге Анголы, а также в северной и центральной частях пустыни Калахари (936), но некоторые из них до сих пор обитают на юге, даже за рекой Оранжевой (1060). Помимо изолированных остатков этого племени, субраса достигает своей восточной границы в районе южной части границы между Ботсваной и Родезией *.

Остальная часть этой главы будет посвящена почти исключительно вопросам, упомянутым в первом абзаце, а именно: анатомическим особенностям санидов и свидетельствам педоморфизма. Анатомия этих низкорослых людей представляет особый интерес, поэтому будет сделана попытка представить основные факты в форме, приемлемой для тех, кто не является специалистом в физической антропологии. Большинство из наиболее важных особенностей физической антропологии санидов может быть описано без необходимости основываться на глубоких базовых

___________

*  Ныне Зимбабве.

[395]

знаниях анатомии. Несколько слов, адресованных антропологам, будут добавлены в тексте, но почти все более специализированные аспекты этого вопроса будут вынесены в отдельный раздел в конце настоящей главы.

Предполагается дать здесь общий обзор физической антропологии санидов. Эта субраса состоит из нескольких племен, имеющих свою «местную специфику», но они не будут рассматриваться отдельно. Надо отметить, что Тобиас, специалист по бушменам, сделал подробный отчет об их анатомических различиях (1060).

Поскольку одной из основных целей этой главы является описание человеческого таксона, который очень заметно отличается своими физическими признаками от европидов, хорошо было бы обратить внимание на небольшую роль цвета кожи в таксономии, заметив с самого начала, что этот признак едва ли может рассматриваться как одна из отличительных черт бушменов. Кожа их только чуть темнее, чем у средиземноморцев Южной Европы (849), и бледнее, чем у многих ев-ропидов, происходящих из Азии или Африки. Цвет кожи бушменов светло-коричневый, как правило, с оттенком желтого (1100, 849, 281), некоторые из них имеют более отчетливый желтоватый цвет (936).

В 1886 г. Вирхов подчеркивал, что бушмены демонстрируют несколько обезьяноподобных особенностей. «Сходство с предковым состоянием человека, — писал он, — заметно в нас гораздо больше, чем сходство с животными» (1101). Вирхов перечисляет множество признаков, начиная с маленького роста, которые мы теперь называем явлением педоморфизма. Мужчины санидов, как правило достигают, только 140—144 см в высоту, женщины немного меньше ростом. Хотя Фрич фактически утверждал, что женщины санидов были выше, чем мужчины (366). Отмечается, что в северной части их области проживания люди несколько выше. В Анголе большинство из них, как говорят, достигает около 152—159 см (936) и среди обитателей Юго-Западной Африки был зафиксирован мужчина ростом 171 см, необычайно высокий для этого племени (956). Но даже в этом регионе средний вес взрослого мужчины только 40,4 кг. Мы имеем дело с весьма миниатюрными людьми. Поч, один из лучших специалистов по физической антропологии бушменов, считает, что рост, превышающий 150 см, должен был быть отнесен к результату гибридности с негридами или коидами (849).

Очень небольшой размер руки и ноги привлекал внимание еще первых наблюдателей (349) и всегда считался инфантильным признаком (1101). Это один из аспектов, в которых демонстрирует сильный контраст с негридами. Короткие кисти сочетаются с короткими руками (1101, 281), чтобы сформировать верхние конечности также короткими. Более того, о них говорят, что они короче, чем у любого другого человеческого таксона (281). Ноги санидов тоже коротки, в пропорции к туловищу. Такие признаки размера нижних конечностей также считаются инфантильной особенностью (302). Икры на ноге хорошо развиты (1101, 1102) в отличие от негридов.

[396]

Подкожный жировой слой развит очень слабо (849), и в результате кожа имеет сильную склонность к образованию морщин. Это касается не только пожилых людей, хотя у последних это порой чрезмерно развито. Хорошо питание приводит к уменьшению морщин (706), но недоедание не может быть основной причиной такой особенности, так как морщины возникают и у людей, которые накапливают огромное количество жира на отдельных частях тела (с. 317-318).

Волосы головы черные и крайне необычные по форме (862), их часто называют «шерстистыми», хотя сходство с шерстью не очень близкое. Каждый волос тонкий и является узким эллипсом в поперечном сечении, меньшая ось эллипса гораздо уже, чем большая (293). Волосы обычно очень короткие. Если выпрямить их, некоторые из волос могут достигать 15 см (349), но в их естественном состоянии они свернуты в плотную спираль. Волосы собраны в пучки, часто разделенные таким образом, что между ними можно увидеть кожу (рис. 54, С, с. 310). Это происходит не из-за нехватки корней волос на, казалось бы, обнаженных участках головы, так как они обильны там так же, как и в области пучков. О таком специфическом явлении стало известно благодаря Фловеру и Мюри в 1867 г. (349), затем оно было вновь открыто Вольфом почти два десятилетия спустя (1148). Волосяной фолликул изогнут (367), и косо поднимающиеся волосы самостоятельно скручиваются в пучки. Спираль каждого отдельного волоса имеет радиус всего около 0,8—1,5 мм, он скручен настолько плотно, что пучки часто имеют всего лишь 15 мм в длину (706), хотя Фловер и Мюри (349) нашли на верхней части головы некоторые пучки длиной 25—51 мм. В этих областях оволосения они являются самыми длинными. Если пучок волос искусственно разделен, он может спонтанно скрутиться в две и более спиралей (1148).

Волосы на лице у мужчины очень слабо развиты (1100, 1102, 706, 936), также в подмышечной и генитальной области у обоих полов (349, 1101, 849). Это также рассматривается как инфантильный признак. Волосы, которые растут на теле, также спирально завиты (349, 1101).

Малая длина волос на голове и ограниченность волосяного покрова на лице мужчины позволяют выявить общие контуры черепа. Будет удобно описать его, прежде чем переходить к более детальным особенностям строения черепа, видимым при жизни санида.

Дреннан заметил, что «обычное описание детского человеческого черепа, найденное в учебниках анатомии, воплощает характерные черты черепа бушменов» (279). Читатель может самостоятельно сравнить черепа европейского ребенка и санида, представленные на рис. 53, для того, чтобы подтвердить мнение о педоморфных признаках в характеристиках черепа взрослого санида, которое приводится здесь.

Из-за педоморфных признаков санидов особенно трудно определить пол неизвестного черепа и вряд ли найдется достаточно образцов черепов лиц, пол которых был известен, чтобы оправдать любое заявление о возможной принадлежности черепа мужчине или женщине.

[397]

Рисунок 53. Черепа европидов, детский и взрослый, сравнение.

Вид анфас: А — взрослого и В — ребенка, вид с боку: С — взрослого и D — ребенка.

Общая высота черепа сделана одинаковой у взрослого и у ребенка, х лицевая линия Кампера.

Лангер (621).

Статистика, сведенная в таблицу Мартином (706), позволяет предположить, что объем черепа у мужчины больше, а женский череп короче и шире, но некоторые черепа можно рассматривать как женские, по крайней мере отчасти, потому что они меньше, чем остальные. Проще всего просто сказать, что большинство черепов взрослых санидов малы, вместимостью от 1250 до 1330 мл (1072, 964, 849, 706, 281). По сравнению с большинством черепов монголидов, европидов и негридов, их объем мал, но в пропорции к размеру тела это не совсем так, а средняя вместимость черепной коробки примерно такова же, что и у австралидных мужчин, несмотря на очень большой рост последних.

Лоб санидов довольно широкий, но выступание теменного возвышения расположено далеко сзади и так сильно развито, что задняя часть черепа значительно шире. При взгляде сверху стороны черепа кажутся плоскими, между теменным возвышением и передней частью черепа. Они сходятся вперед так, что получается клиновидная внешность. За возвышениями стороны, как правило, плоские как раз там, где они сходятся к затылку. Особенно хорошим примером этого типа санидского черепа является № Af. 63.420, хранящийся в Британском

[398]

Рисунок 54. Портреты санидов мужчин (А и В) и пожилой женщины (С). Фритч (366).

 

музее (Музей естественной истории) (49). Другие санидские черепа, если смотреть сверху, округлые позади возвышения. Сильный боковой выступ теменного возвышения считают инфантильным признаком (1072, 1101). Это приводит к тому, что черепной индекс составляет около 74—76, то есть лежит близ границы между долихоцефалией и мезоцефалией (1072, 1101, 964, 293). Черепа, которые заметно долихоцефальны, вероятно, принадлежат гибридам между санидами и негридами или коидами (849).

Поскольку теменное возвышение расположено высоко на черепе, он довольно плоский сверху в задней части.

Лобные кости резко поднимаются, что дает почти вертикальный лоб и только слегка развитые надбровные дуги. Эти особенности черепа, которые можно легко наблюдать у живущих субъектов (рис. 54), рассматриваются как инфантильные (рис. 53, сравнить D с С).

Лицо широкое, потому что скулы довольно сильно выступают в стороны, и оно весьма плоское, потому что эти кости выходят далеко вперед, а затем резко поворачивают к носовой области. Плоскость лица подчеркивает тот факт, что нос выступает очень мало (рис. 54, С и 55, А, в частности, второй человек слева). Это выглядит так, что Вирхов заметил, что это подобно тому, если бы он был механически вжат в лицо (1101). Если рассматривать череп со стороны, вряд ли можно увидеть носовые кости у основы носа. Это, а также тот факт, что две носовые кости часто сливаются, одни из немногих понгидных признаков санидов.

Нос очень широк (рис. 54, В), ноздри плоские. Их ширина, пожалуй, наиболее хорошо представляется по носовому индексу. По данным измерений, проведенных на черепе, саниды не только попадают в экстремальную (гиперхэмиринную) категорию по ширине носа (по сравнению с длиной), но и не превзойдены в этом отношении, насколько известно, никакими другими группами людей, за исключением коидов и женщин племени фан (Pan 3, см.: глава 18), и то лишь незначительно (708). Неясно, следует ли рассматривать в данном случае

[399]

исключительную ширину носа как педоморфный или примитивный признак, но первое представляется более вероятным, поскольку саниды дают очень мало признаков анатомической примитивности. Ширина носового отверстия (грушевидное отверстие) в черепах европейцев, детей и взрослых, показана на рис. 53, В и А.

Томсон и Бакстон обнаружили, что средняя относительная ширина носа у различных групп людей в разных частях мира положительно коррелирует со средней годовой температурой и относительной влажностью атмосферы, которые окружают этих людей вне их жилищ (1045). Были приняты во внимание измерения как черепов, так и живых людей. Вайнер, используя данные Томсона и Бакстона, обнаружил более точное соотношение среднегодового атмосферного давления по сравнению с температурой в сочетании с относительной влажностью (1130). Корреляция, обнаруженная этими авторами, почти наверняка была бы значительно ниже, если бы они использовали не так мало данных, относящихся к индианидам, чьи носы, как правило, довольно узкие или умеренной ширины. Одно из племен этой расы достигает хемиринности, хотя лишь в очень малой степени, и кажется, нет никаких сведений о племенах индианидов, которые бы достигли гиперхемиринности (см.: Мартин Саллер (708)). Если корреляция была бы везде применима, то чрезвычайно широкий нос санидов позволил бы предположить, что эти люди адаптированы к очень жаркому и влажному климату или к очень высокому атмосферному давлению. Саниды в древности не подвергались воздействию столь исключительно сухого климата, как большинство их потомков сегодня, но все же исконная среда их обитания не была и особенно влажной. Они обитали, по-видимому, в саваннах и степях Африки, каковой является большая часть юга Африки, лесостепной зоны, в настоящее время. Если корреляция Томсона и Бакстона относительно санидов истинна, то они стояли бы где-то в середине диапазона мезоринности.

Лицо в целом ортогнатно или близко к такой форме (628, 964, 849), а любые тенденции к прогнатизму целиком относятся к области ниже носа (293, 849). В литературе можно встретить упоминания о существовании у санидов «museau» или морды, и Дэвид Ливингстон делает удивительное замечание, что бушмены в некоторой степени похожи на бабуинов (676), но это совсем не так, поскольку морда есть выступающая часть головы животного, которое включает рот и нос. А у бушменов нет никакого выступания лица на уровне носа, так как выступание присутствует только под ним. Ортогнатность является педоморфным признаком, демонстрируемым многими человеческими этническими таксонами, помимо санидов (см.: рис. 53, D).

Высота верхней лицевой части черепа, от рта до корня носа (от простиона до назиона), является низкой по отношению к ширине черепа в скуловой области. Это заметный признак инфантильного черепа (сравните с А на рис. 53).

[400]

Рисунок 55. Бушмены (А) и бушменки (В) и образец санидского наскального искусства (С).

Малые половые губы хорошо показаны на рис. В.

С — причудливое, чрезвычайно увеличенное представление этого органа.

А и В — сфотографированы Сейнером и Стаудингером (956);

С — сфотографировано Саммерсом (1025).

 

Нижняя челюсть узкая, но она широка в сочленении с остальной частью черепа. Подбородок едва выступает или фактически даже скошен. Не представляется возможным утверждать, является ли «слабый» подбородок санидов инфантильным (см.: рис. 53, D) или примитивным признаком.

Губы не намного толще, чем у многих европидов, они совсем не выпуклые, в отличие от негридов. Губы хорошо показаны на рис. 54, В. И верхняя, и нижняя губы выступают и поэтому выглядят как пухлые (рис. 54, А и 56, А). Именно это, без сомнения, привело к ошибочной ссылке на строение лица в виде «морды», якобы присущее бушменам. Это обусловлено, в частности, тенденцией к субназальному прогнатизму.

Глаза санидов имеют много характерных особенностей. Они широко расставлены, как у детей (рис. 53, А и 54, В). Верхнее веко раздуто жировой прослойкой, так что складка под бровью обычно представляет собой горизонтальную линию, которая простирается по направлению к носу и наружу к щеке. Складка такого рода вполне обычна среди европидов, которые миновали средний возраст (206), но у санидов она существует с детства. У этих людей ее часто ошибочно принимают за складку века, которая присутствует у многих монголидов (рис. 25, В

[401]

и С), но на самом деле они весьма различны. Это было подчеркнуто Айхелем, который провел детальное изучение складок верхнего века различных этнических таксонов человека (12). Он называет указанные складки «der seitliche Deckfaltenuberhang» и сильно противопоставляет им «эпикантус». Кроме того, эпикантус повернут вниз со стороны носа и часто охватывает угол глазной щели или внутренний угол глаза, в то время как внутренняя складка или выступ верхнего века бушменов почти горизонтальная и не охватывает угол глазной щели (849, 706). Внешние или боковые части складки не поднимаются вверх, как это происходит у монголидов, чтобы образовать скошенное расположение глаз, напротив, она проходит так, что опускается, подобно складкам у некоторых пожилых европидов.

Очень характерная черта глаз санидов заключается в том, что края их век почти прямые, параллельные и близки друг к другу, так что глаза можно увидеть только через узкую щель (рис. 55, В). Ресницы на верхнем веке очень короткие, на нижнем веке вообще едва заметны (349).

Радужная оболочка темно-коричневого цвета (1101), иногда пестрая.

Наружное ухо редко используется в качестве элемента классификации в физической антропологии, но саниды весьма необычны в этом отношении. Их уши отличаются не только от ушей представителей других рас, но и от ушей близких им коидов. Фон Люшан обращал внимание на уши бушменов, как один из признаков, которые отличают их от готтентотов. Он писал, что готтентоты имеют европейский тип наружного уха, но «все бушмены, которых я видел, без единого исключения, обладают совершенно иными ушами» (684). В их наиболее типичной форме вид уха таков (1102, 849): ушная раковина мала, нет никаких следов мочки и нижний край, вытянутый вперед, постепенно сливается со щекой. Расширение нижней части в некоторых случаях создает впечатление, что ухо расположено на голове косо (рис. 55, А, второй человек слева). Верхний край уха, часто почти горизонтальный, прямо проходит от места прикрепления к голове (рис. 54, А и С). Ушная раковина широка в верхней части уха, но быстро сужается в нижней части. Козелок мал и едва просматривается (рис. 54, А и 55, А, ср. рис. 31, А).

Безусловно, наружные половые органы и вторичные половые признаки женщины являются самой странной особенностью Sanid анатомии.

Самые ранние записи на эту тему довольно расплывчаты, и эта неопределенность объясняется тем, что существовал обычай называть и бушменов, и готтентотов общим именем последнего племени, что часто шло в ущерб знанию, кого же автор имел в виду — санида или коида. Но, несмотря на это, особенности женской анатомии, которые мы собираемся описать, очень схожи у двух указанных субрас. В самом начале европейской колонизации, после начала заселения области мыса Доброй Надежды, готтентоты были в более тесном контакте с колонистами, чем бушмены, и поэтому факты, которые будут расска-

[402]

заны, вероятно, впервые заметили именно у коидов. Представляется, что вначале существовала некая недоговоренность при ссылках на этот вопрос в печати. Даппер, описывая готтентотских женщин, прибывших в Голландию в 1668 г., весьма обтекаемо отметил буквально, что «внутренность тела кажется свободной, так что в некоторых местах часть ее свисает вниз» (246).

Многие из последующих отчетов только вводили читателя в заблуждение, и поэтому тем более примечательно, что описание, опубликованное лишь через восемнадцать лет после публикации Даппера, было очень точным. Вильгельм тен Райн, врач из голландской Ост-Индской компании, обращается к этому предмету в книге, написанной на латыни и опубликованной в 1686 г. Женщины, на которых он ссылается, должно быть, были готтентотки, а не бушменки, так как они упоминаются как племя скотоводов. «Они обладают характерным отличием от всех остальных рас, — писал Райн, — большинство из них имеют пальцеобразые придатки, всегда двойные, свисающие с интимных частей тела, это, очевидно, nymphae *» (900). Райн получил информацию от своего знакомого хирурга, который позднее делал вскрытие тела убитой готтентотской женщины.

Любопытно, что эти точные данные, опубликованные на латыни (900) и, вскоре после этого, на английском языке (901), были на некоторое время забыты, а совершенно неправильное описание, опубликованное в 1708 г., воспринималось как правда. Его автором был Франсуа Легуа, который находился во главе группы французских протестантов, вынужденных покинуть свою страну из-за гонений, которые последовали за аннулированием Нантского эдикта. Он рассказал об особенностях готтентотских женщин, когда его корабль оказался в Кейптауне, на обратном пути из Маврикия в Европу. Он упоминает одеяния готтентотских женщин и замечает: «Они не нуждаются в том, чтоб закрыться одеждой, так как куски кожи, свисающие из верхней части в виде оборки (Falbala), скроют достаточно с точки зрения прохожих. Несколько человек сказали мне, что им было любопытно увидеть эти завесы и что можно таким образом удовлетворить свой взгляд за пачку табака» (648). Плохо нарисованная картина, сопровождающая отчет Легуа, показывает женщину готтентотов с полукруглой складкой кожи, свисающей с нижней части живота и закрывающей ее наружные половые органы.

Хотя Легуа сам не использовал это слово, вероятно, его описание и, в частности, иллюстрация, сопровождающая текст, привели к идее «tablier» ** или фартука из кожи, свисающего с живота готтентотских женшин, и в результате это слово сохранилось до наших дней. Капитан

____

* Внутренние половые губы (лат.). 

** Фартук (фр.).

[403]

Джеймс Кук (в то время еще лейтенант) в 1771 г. по пути домой из своего первого кругосветного путешествия, находясь в Кейптауне, воспользовался возможностью, чтобы исследовать то, что он назвал «великим вопросом для естественных историков: имеют или не имеют женщины этой страны мясистый лоскут или передник, который был назван Sinus pudoris *». Местный врач заявил, что он изучил сотни готтентотских женщин и никогда не видел ни одной без двух мясистых или, скорее, кожистых придатков, исходящих из верхней части половых губ, по внешнему виду несколько напоминающих соски коровы, но плоские. Они свисали вниз, сообщал Кук, перед Pudendum **, и были у разных наблюдаемых объектов разной длины, у некоторых не более половины дюйма, а у других трех или четырех дюймов (223). Этот отрывок из Кука был известен Блюменбаху, который обращался к нему в первом издании «De generis humani varietate native liber» в качестве основы того, что может рассматриваться как недосказанность об особенностях койсанидских женщин (см.: глава 2). «Новейшие свидетельства путешественников, — пишет Блюменбах, — позволяют нам отнести кожные ventrale *** женщин готтентотов (существование которых подтверждается разными путешественниками) к той же категории, что и человеческий хвост, и точно так же относить их к басням» (106). Он добавил в примечании: «Свисающие половые губы, кажется, обманули ранних наблюдателей».

Первое обстоятельное исследование наружных половых органов женщин койсанидов было произведено экспедицией, посланной французским правительством в 1800 г. по инициативе Института Франции ****, чтобы произвести научные наблюдения в Австралии и Тасмании. Немногие подобные предприятия столкнулись со столь многочисленными несчастьями (653). Многие моряки и ученые дезертировали с судов, прежде чем они покинули Маврикий, жестокие бури вызвали изменения маршрута, на одной из остановок болезни снизили число дееспособного экипажа одного из судов до четырех человек, а другой корабль на обратном пути был захвачен британцами и доставлен в Англию. Только два зоолога, которые отправились в путь, Перон и Лесуэ, остались с экспедицией до конца. На обратном пути во Францию их корабль оказался в Кейптауне, где они воспользовались предоставившейся возможностью, чтобы изучить анатомию бушменок.

Даже тогда, когда корабли экспедиции, наконец, достигли Франции, невезению ее участников не было конца. Два зоолога подготовили полный отчет о внешней анатомии бушменок в сопровождении прекрасных цветных гравюр Лесуэ (две из которых воспроизводятся как

 ___________

* Полость стыда (лат.).

** Наружные половые органы (англ.).

***  Здесь — брюшные складки (лат.).

****  Под этим названием с 1795 г. существовала Французская Академия наук.

[404]

 

 

Рисунок 56. Койсанидская женская анатомия.

А — бушменка (знаменитая «готтентотская Венера»); В — женщина корана; С — наружные половые органы бушменки, в положении стоя; D — то же самое, когда бушменка лежит. А — Кювье (241); В — Фриденфаль (359); С и D копии с цветных гравюр Лесуэ, воспроизведены Бланшаром (103). Последний допустил ошибку, утверждая, что органы принадлежали готтентотке.

 

черно-белые на рис. 56, С и D), который был представлен Пероном на заседании Института Франции в 1805 г. Отчет был передан Кювье и Лабиллардье, оба без промедления сочли его подходящим для публикации, но по необъяснимой причине мнения этих специалистов были проигнорированы (103).

Может показаться невероятным, что складки выходят из вульвы исследованной бушменки, общей длиной 8 1/2 см, опускаются на 4 см ниже вульвы и немного напоминают пенис (рис. 56, С). Объект — это две малые половые губы, чрезвычайно удлиненные и соединившиеся (как они обычно у койсанидов), чтобы стать похожими на единый орган. Раздвинутые, когда женщина лежит на спине, они имеют различное расположение (рис. 56, D). Появилось предположение, что, возможно, доклад Перона и Лесуэ был неточным, или преувеличенным, или что они изучали «монстров» и представили их признаки как норму для бушменок, а может быть, тема исследования была сочтена нескромной. На самом деле, единственной ошибкой, допущенной Пероном и Лесуэ, было их отрицание того, что «tablier» представляет собой какую- либо часть, которая присутствует у европейцев, и их утверждение, что только бушменки, но не готтентотки обладают ею. Тем не менее, 78

[405]

лет прошло, прежде чем наиболее интересная работа наконец-то была опубликована в 1883 г. (835). Значительную часть результатов научной работы экспедиции 1800 г. постигла та же судьба.

Большинство записей по антропологии и зоологии были рассеяны и остались неопубликованными, хотя все, какие возможно, в конечном счете были собраны и сохранены Пероном и Лесуэ в музее города Гавра — порта, из которого злополучная экспедиция отправилась в путь.

Между тем, исследования вопроса отнюдь не стояли на месте. Поскольку саниды начали появляться в Европе, это позволило анатомам исследовать их. В 1804 г. у бушменов, проживающих в северной части Капской колонии, начался период большой нехватки продовольствия, в результате один из них, кто оказался лично знаком с губернатором, попросил его позаботиться о сыне, которому было около десяти лет. Мальчика отправили в Кейптаун и, в конце концов, его доставили в Париж, где он был обследован Жоржем Кювье. Санидская девушка *, примерно того же возраста, оказалась в Кейптауне при схожих обстоятельствах и, очевидно, жила там в течение многих лет. Она вышла замуж за негрида и имела двоих детей. Один англичанин убедил ее, что будет весьма удачным решением посетить Европу и продемонстрировать себя. В результате она отправилась в Париж. Здесь бушменка была безжалостно отдана хозяину цирка, где демонстрировалась под вводящей в заблуждение вывеской «La Venus hottentote» («Готтентотская Венера»), Это было в 1814 г., когда ей было около 26 лет. Весной следующего года она оказала Жоржу Кювье «любезность», сняв с себя одежду, чтобы он смог ее осмотреть. «Венера» была зарисована обнаженной в передней и боковой проекциях. Бушменки имеют привычку подворачивать свои половые губы во влагалище (288), и, очевидно, это она и сделала, поскольку знаменитый анатом в этой ситуации их не заметил, и они не были изображены на картинах. Она умерла в конце года от какого-то воспалительного заболевания, и потом все, кто желал видеть ее огромные ягодицы и другие физические особенности (помимо tablier), имели возможность сделать это. Труп бушменки был предоставлен Кювье для более точного исследования. Он описал ее анатомию перед аудиторией в 1817 г. и на этот раз воспользовался возможностью, чтобы продемонстрировать ее наружные половые органы, подготовленные таким образом, чтобы не осталось сомнений в их истинной природе. Он подтвердил в целом точность неопубликованного отчета Перона и Лесуэ, но заявил, уточняя, что орган, выступающий из вульвы, состоял в его верхней части из крайней плоти клитора, в то время как во всем остальном он представляет собой значительно увеличенные малые половые губы. Таким образом, реальные факты были подкреплены авторитетом Кювье (240). Следует помнить, что Райн задолго до этого дал правильное толкование анатомических особенностей, хотя и с чрезвычайной краткостью. Работа

_____

* Ее имя — Саарти Баартман.

[406]

Кювье была переиздана в 1824 г. его братом Фредериком и Джоффруа Сент-Илером в огромной книге Histoire Naturelle de mammiferes* (400). В первом томе этой книги приведены два изображения бушменок, которые были сделаны за девять лет до этого и, наконец, были опубликованы. Боковой вид воспроизводится в монохромном режиме на рис. 56, А.

Выводы Райна и Кювье были подтверждены многими исследованиями, проведенными во второй половине XIX века. Были исследователи, которые изучали бушменок на месте их обитания (1100, 366, 367), другие изучали бушменок, привезенных в Европу (1101, 1102), также проводилось вскрытие трупов (349). Вскоре стало очевидным, что странная структура женских наружных половых органов была нормой среди койсанидов, хотя Фрич, выдающийся специалист по южноафриканским народам, занижал размеры малых половых губ и считал (ошибочно), что у «готтентотской Венеры» они были гипертрофированы (366). Было отмечено, что в то время, как крайняя плоть клитора была увеличена, сам этот орган был обычного размера (349). Вирхов отметил, что упомянутые органы не имеют сходства с женскими гениталиями обезьян (1101). Работа Перона и Лесуэе была, наконец, опубликована в 1883 г. (835) вместе с важной работой Бланшара по женской анатомии койсанидов, единственно омраченная тем, что при воспроизведении гравюры Лесуэ они были подписаны, как представляющие органы готтентоток (103). Бланшар отметил, что гипертрофия малых половых губ заметна уже во младенчестве. Бланшар приводит размер в 20 см, как их максимальную длину у взрослых койсанидок, Винсент (1100), со ссылкой на бушменок, говорит о 18 см. Это были, по-видимому, измерения малых половых губ с самой верхней точки их выхода из вульвы вплоть до нижних оконечностей, когда измеряемая женщина стояла, а ее половые губы свисали. Максимальный показатель Бланшара может относиться к готтентотским женщинам, у которых они в некоторых случаях были особенно велики.

В нынешнем столетии знания о женских половых органах бушменок были распространены главным образом исследованиями, проведенными на живых объектах в Южной Африке Почемом (849), Друри (288) и Виллерсом (1099). Все эти авторы согласны, что нет никаких доказательств искусственного удлинения малых половых губ. Они уже увеличены и выступают из вульвы молодых девушек, затем увеличиваясь в размерах в период полового созревания. Их средняя длина у бушменок гораздо меньше, чем максимум, приведенный Винсентом (1100). Органы принимают различные формы в разных районах обитания койсанидов. В Юго-Западной Африке, например, каждая губа уплощена и расширена, чтобы сформировать крыловидную форму (ср. таблицу 25, D), это называется тип «бабочка». В Ботсване и Капской провинции Южной Африки ширина малых губ уменьшается, а перед-

____________

* Естественная история млекопитающих» (фр.).

[407]

няя их часть — утолщена, в результате получается форма, напоминающая бородку индюка. Тип «бородка» обычно в 7,5-10 см в длину, «бабочка» 3,8—6,3 см, в соответствии с данными Друри и Дреннана (288). Вилье приводит максимальный размер до 9 см для «бабочки» (1099). Женщина, показанная на рис. 55, В, вероятно, обладает органом второго типа, но они представлены в свисающем положении.

Утверждается, что в прежние времена бушменки преднамеренно выставляли малые половые губы на обозрение мужчин в ходе эротических танцев (288). То, что выглядит как чрезвычайно удлиненные малые половые губы, представлено во многих примерах бушменского наскального искусства (рис. 55, С). Хотя художники были опытными в натуралистическом изображении животных (см.: рис. 82), а также воспроизводили достаточно сходные портреты негридов и европидов, их изображения представителей своего собственного таксона, как мужчин, так и женщин, были очень стилизованными и причудливыми.

Огромный размер и странная форма ягодиц женщин являются одними из самых поразительных особенностей койсанидов. Они характерны для бушменок, племени корана и готтентоток. Возможно, они не достигают своего максимума среди последних, но у бушменок (рис. 56, А) и корана (В) они почти равны. Очень большие ягодицы спорадически встречаются среди суданидов, эфиопидов и европидных женщин. Они изображались палеолитическими художниками в европейских пещерах, но у этих народов их форма округлая, тогда как особенно характерно для койсанидов, что форма выступающих частей приближается к треугольнику, верхний катет почти горизонтальный, а гипотенуза наклонена примерно на 45 градусов (рис. 56, А). Внутри ягодицы женщины санида (и, возможно, других койсанидов) состоят из жировой массы, заключенной между лежащими крест-накрест листами соединительной ткани (241, 1100), о которых можно сказать, что они соединены друг с другом в упорядоченной манере (687). Некоторые женщины племени волоф в Западной Африке (суданиды, негриды) имеют значительно увеличенные ягодицы, но в них присутствует просто накопление жира между двумя ягодичными мышцами (maximus и medius) (511). Высказано предположение, что термин «steatopygia» * должен использоваться только для специализированного типа ягодиц, характерного для койсанидских женщин (359). Многие кафридские женщины имеют большие ягодицы, и так как есть все основания полагать, что в происхождении кафридской субрасы присутствуют койсанидские элементы (с. 333), вполне возможно, что термин «steatopygia» применим к ним, но это пока не было доказано анатомическими исследованиями.

Маловероятно, что увеличенные ягодицы женщин Khoisanids представляют собой хранилище пищи, к которому тело может обратиться во

_________

*  Стеатопигия — сильное развитие подкожного жирового слоя у человека на ягодицах (в области большой ягодичной мышцы).

[408]

времена дефицита. Готтентотов, корана и бушменов не следует рассматривать как людей, адаптированных в результате естественного отбора к жизни в пустыне. Большой специалист по истории Khoisanids Джордж Стоу написал: «В дни непотревоженного (спокойного) расселения ранних бушменов страна буквально кишела дичью, как крупной, так и мелкой» (1016). Гораздо более вероятно, что ягодицы стали увеличиваться в ответ на половой отбор. Это то, что Дарвин подразумевает в случае готтентотских женщин, у которых «задняя часть тела выступает удивительным образом» (258). Он упоминает восхищение, которое вызывала у мужчин племени эта особенность. Это, должно быть, действительно не удивило его, ибо он писал свои работы про половой отбор в то время, когда турнюры были в моде в Англии, и он, наверное, понимал, что женщины, которые носили их, были уверены, что это изменение их внешнего вида увеличивало их притягательность для представителей противоположного пола. Восхищение этой особенностью женской анатомии, однако, должно было быть гораздо более продолжительным среди Khoisanid мужчин, поскольку выдающиеся результаты были достигнуты предлагаемым отбором в течение длительного периода.

Steatopygia часто сопровождается накоплением жира в бедрах (steatomeria) (рис. 56, В).

Не является необычным для груди санидской женщин быть расположеной рядом с подмышками (рис. 55, В, правый рисунок). У женщин, которые вскормили нескольку детей, груди становятся очень длинными и свисают вниз (288). Темные участки вокруг сосков (молочные ареолы) очень большие (рис. 56, А). Сосок короткий и, как правило, утопленный в основание груди (1102).

Анатомия мужчин санидов в некоторых отношениях так же своеобразна, как и у женщин. Пенис, когда он не эрегирован, находится в почти горизонтальном положении (рис. 55, А) (849, 706). Эта особенность почти никогда не забывается в наскальном искусстве бушменов, в их стилизованных изображениях собственного народа. Крайняя плоть очень длинная (366, 1101), покрывает головку целиком и сильно выступает вперед (288). Мошонка находится близко у основания полового члена, создавая впечатление, что только одно яичко присутствует (см.: рис 55, А, вторая фигура справа). Эти признаки явственно педоморфны, и они менее выражены у старых мужчин.

Ягодицы мужчин санидов часто увеличены даже у мальчиков (1101), но это далеко не всегда так (ср. четыре фигуры на рис. 55, А). Не наблюдается никаких свидетельств того, что мужчины неизменно демонстрируют признаки стеатопигии.

Мозг «готтентотской Венеры» был сохранен *, но сам Кювье его не изучал. Тидеманн (глава 2) сообщил о нем кратко в 1836 г. и, таким об-

_____

* В 2002 г. по требованию властей ЮАР препараты «готтентотской Венеры» были переданы в ЮАР и захоронены.

[409]

разом, оказался первым человеком, который описал мозг санида (1059). Грасиоле, выдающийся французский невролог того времени, дал более подробное описание того же мозга в 1854 г., почти через сорок лет после того, как женщина умерла (430). Он нашел, что извилины на внешней поверхности больших полушарий головного мозга проще, чем у любого другого нормального человека (европида), которых он изучал. Он дал хороший боковой вид всего органа вместе с европидным (принадлежащим французу) для сравнения. (Тидеманн также дал хороший рисунок мозга, вид сверху.) Простота извилин и борозд, конечно, поразительная, но можно предположить, что некоторые из меньших складок исчезли в результате отсутствия длительного сохранения препарата. Десять лет спустя, однако, целая санидская голова очень бережно была сохранена врачом в Кейптауне. В артерии, снабжающие мозг кровью, при подготовке специального исследования этого органа, вводили спирт. Голова была отправлена в Англию, и мозг изучался док-тором Дж. Маршаллом, который сообщил, что «многочисленные вторичные борозды и извилины, которые так усложнены в европейских мозгах, везде явно менее развиты у бушменок» (701). Он нашел мозг аналогичным описанному Грасиоле, но чуть более развитым. Особенно интересно, что в своей статье, опубликованной более ста лет назад и за 21 год, прежде чем Кольманн (604) ввел понятие неотении, Маршалл делает такое замечание: «Безусловно, оба мозга демонстрируют инфантильную или эмбриональную склонность».

Высокий процент (61,4) санидов принадлежат к группе крови «0», доля принадлежащих к группе «А» (34,2) находится близко к среднему показателю для человека в целом, доля «В» (3,5) является низкой. Случилось так, что не оказалось ни одного, принадлежащего к группе «АВ» в серии тестов, проценты которых приведены в следующей работе (1131). Данные не были бы странным набором для небольшого европидного народа, хотя среди них «А», вероятно, будет ниже, а «В» выше. Даже если предположение о наличии монголидных или негридных элементов в происхождении бушменов не противоречит морфологическим доказательствам, низкая цифра «В» делает это маловероятным.

Отдельные детали физической антропологии санидов, более обработанные технически.

Резус групп крови. — В этой системе есть некоторое сходство с общим негридным паттерном, поскольку cDe высок и cDE низок (1131). Высокая частота cDe резко контрастирует с ситуацией у монголидов.

Гаптоглобин. — Бушмены отличаются сравнительной редкостью гена гаптоглобина Hp'. Барникот и его коллеги сообщили о частоте только 0,29 (58). Дженкинс и Штейнберг о 0,31 (550) (в расчете последних данных несколько фенотипов НрО были проигнорированы). Эти частоты сравнимы с 0,51 у готтентотов и 0,53 у зулусов. Последние, как и другие кафриды, могут иметь санидский элемент в своей родословной. Это можно было бы объяснить тем фактом, что частота гена Hp' среди них хотя и гораздо выше, чем среди

[410]

бушменов, все же значительно ниже, чем у суданидов негридов, которых нет никаких оснований подозревать в гибридизации с санидами. Низкая частота Hp позволяет предположить возможность монголидного элемента в составе санидов, если бы были какие-то серьезные морфологические доказательства этого (которых нет) или сходство в группе крови.

Внешние признаки. — Ширина головы в области непосредственно под скулами часто преувеличена из-за особо крупного размера околоушных слюнных желез (706).

Следует помнить, что положение вульвы подчеркивается, в частности Болком, как педоморфный признак женщин в целом (рис. 52). Кажется, что саниды пошли в этом отношении еще дальше, чем другие расы. В соответствии с данными фон Эйкштедта, вульва бушменок более продвинута вперед, чем у любого другого человеческого этнического таксона (302). К сожалению, он ссылается в качестве своего источника на работу фон Люшана, в которой нет ни одного упоминания этой темы. Если заявление фон Эйкштедта подтвердится, это будет интересный пример педоморфизма, так как у других таксонов вульва расположена более далеко, подобно тому, как она расположена у взрослых женщин дальше, чем у девочек.

Отпечатки пальцев 345 членов племени !кун * были изучены. !Кун обитают на большой площади в северо-восточной части Юго-Западной Африки и в прилегающих районах Анголы и Ботсваны. На большей части своей территории они избежали гибридизации с негридами (445). Их отпечатки очень интересны, дуги достигают исключительно высокого показателя в 13,0% у мужчин и даже 19,4% у женщин, а завитки, которые гораздо более широко представлены на пальцах почти всех рас, кроме койсанидов, находятся в пределах до 15,1% у мужчин и 17,1% у женщин (234). В этом отношении (хотя и не в большинстве других, кроме низкого роста) !кун напоминают бамбутидов (африканские пигмеи). Контраст с австралидами (глава 16) особенно бросается в глаза. Один из родов !кун, которые живут на узкой полосе («Полоса Каприви») на юго-западной территории Африки, проходящей по границе Замбии, давно смешался с негридами, и в результате гибридизации более явно проявляют себя сторонние морфологические признаки (445). Поэтому особенно интересно отметить, что отпечатки пальцев этих людей, которые называют себя бараквенго, подпадают под негридный диапазон. Дуги здесь присутствуют у 5,2% мужчин, а завитки поднимаются до значения в 30,7% (234).

Череп. — Он представляет собой ряд весьма интересных признаков, о которых упомянуто в кратком отчете, приведенном выше.

Швы черепа в целом просты. Вормиевы кости встречаются редко, как и эпиптерик. Птерион, по-видимому, без исключений, обычный

_____

*  Знак восклицания изображает звук, характерный для койсанидских языков, не используемый в европейских языках. — Прим. автора.

 [411]

 (964). Существует удлинненное расширение в задней части большого крыла клиновидной кости. В этих данных присутствует особенно сильный контраст с австралидами.

Метопизм *, судя по имеющимся данным, не был зарегистрирован. Это можно было бы счесть инфантильным признаком. Любопытный и необъяснимый факт, что канавки на лобной кости, занятые при жизни отростками над-орбитальных нервов, встречаются гораздо чаще у койсанидов, чем у любой другой расы человека. Более того, их присутствие, вероятно, можно рассматривать как первичный признак расы.

Затылочное отверстие, как правило (но не всегда), длинное и узкое, а в некоторых случаях ромбовидное.

Сосцевидные отростки черепа малы (293, 574,281). Их небольшой размер рассматривается Кейсом (574) как инфантильный признак, но он может быть и примитивным. Сосцевидные вырезы (задняя двубрюшная ямка) необычайно хорошо сформированы (964). Стоит отметить, что знаменитый череп боскопа, рассматриваемый как «пра-бушмен», имеет исключительно большие и глубокие сосцевидные вырезы (865).

Сигмовидные вырезы нижней челюсти мелкие (1072, 964, 251). Это также инфантильный признак.

Широко расставленые глаза хорошо видно у головы на рис. 54, В, это связано с широтой фронтальных выступов челюстей. Носовые кости узкие в этой области.

В двух из семи черепов, рассмотренных Тернером (1072), решетчатая кость не соединяется со слезной (у одной или обеих орбит) и лобная кость сочлененяется между ними с верхней челюстью. Это понгидный признак, который был зарегистрирован среди австралидов (с. 288).

Нижняя граница грушевидного отверстия у санидов не была точно описана в литературе. Образцы, которые я изучил, в основном были оригмокраспедотны, с указанием, что хребты характерны для босрокраспедотного состояния.

Передние носовые ости, как правило, слабо развиты и незаметны (964), но это не всегда так, и они хорошо сформированные у черепа из коллекции Британского музея (Музей естественной истории) (49).

Существуют доказательства того, что саниды демонстрируют особенность в порядке прорезывания постоянных моляров **. У европидов вторые моляры постоянных зубов обычно прорезывается после вторых премоляров, но у бушменов, насколько показывают имеющиеся данные, эта последовательность обратная (250). В связи с этим бушмены напоминают большинство понгидов (шимпанзе, орангутангов и гиббонов) (612), а также неандертальцев (280). Третьи моляры появляются

_____

*  В антропологии сохранение у взрослого человека эмбрионального шва, разделяющего чешую лобной кости на правую и левую половину (обычно этот шов зарастает в конце второго года жизни).

** Задние зубы, используемые для перетирания пищи.

[412]

поздно или могут вообще не прорезываться (1101). Зафиксирован прикус верхних и нижних резцов (1076). Он обычно присутствует у австралидов (глава 16).

Постчерепной скелет. — Локтевой отросток ямки плечевой кости очень часто перфорированный (103). Этот понгидный признак отметил еще Кювье при исследовании скелета «готтентотской Венеры» (241). Похоже, что «короткость» рук присутствует благодаря размеру пястных костей (706).

И Каннингем (228) и Тернер (1074) сообщили о высоком пояснично-позвоночном индексе (около 106,5). Новорожденные дети демонстрируют высокий показатель, но невозможно быть уверенным в том, являются ли в этом отношении саниды педоморфными или примитивными. Почти такой же индекс у австралидов (с. 291), у которых это рассматривается как примитивный признак.

Сильная выпуклость впереди поясничного отдела позвоночника у санидов обязательно должна быть связана с клиновидной формой межпозвонковых дисков, так как выпуклость была бы обратной, если их верхняя и нижняя поверхности были параллельны. Некоторые авторы утверждают, что выступание ягодиц бушменок вызвано частично поясничной кривизной, потому что это является причиной принятия крестцом почти горизонтального положения, что таким образом наклоняет таз (359, 849, 706, 302). Выступание нижней части живота (рис. 56, В) также объясняется частично этой причиной. Отмечено, что если (как у толстых европейцев) присутствует много жировой ткани в области ягодиц, но нет никакой специальной ориентации таза, особая форма задней части тела, характерная для койсанидов, не сформируется (359). Опять же, если поясничная выпуклость создает наклон крестца и таза, а чрезмерное количество жира не накапливается в ягодицах, нет стеатопигии. Бамбутиды пигмеи показывают пример этого. Однако, как мы уже видели, нечто большее, чем накопление жира и наклон таза, необходимо для получения истинной стеатопигии.

Крестец незначительно изогнут у санидов (293) и крестец и таз узкие и длинные (849).

Внутренние органы, кроме скелета. — При обсуждении мозга «готтентотской Венеры» Грасиоле отметил, что у европейцев латеральные (боковые) борозды широко открыты в момент рождения, и он сделал вывод, впрочем, не говоря об этом отдельно, что они остаются открытыми у взрослой бушменки (430). Это, конечно, интерпретация его слов, зафиксированная Маршаллом (701), который подтвердил ее на своем образце, на котором островок Рейли был виден со стороны (701). Маршалл считал это одним из эмбриональных (недоразвитых) признаков мозга.

Грасиоле подчеркнул удивительную простоту извилины, помеченной на его рисунке с'с». Это очень интересная лобная извилина, которая весьма сложна у европейцев. Фогт (см.: глава 3) был особенно поражен простотой борозд в височной доле, представленных на рисунке

[413]

Грасиоле (1105,1106). Следует отметить, однако, что Лушка, который сообщил о третьем санидском мозге, поступившем для изучения, отрицал, что извилины были слабо развиты (687).

Грасиоле не распознал ничего соответствующего оперкулярной полулунной борозде в мозге «готтентотской Венеры». Он был знаком с ними у понгидов, но отрицал их существование у человека (430). Дакворт, однако, заметил то, что он назвал «отдельные рудименты» этой части мозга в данных Грасиоле, правда, только в правом полушарии (293). На рисунке Грасиоле можно увидеть борозды, на которые он ссылается. Дакворт также изучил мозги двух санидов, хранившихся в музее Королевского хирургического колледжа. Одним из них был мозг, описанный Маршаллом (см.: с. 319), другой, возможно, принадлежал женщине, чье тело было изучено Фловером и Мюрье (349). Он описал и заметил хорошо видную полулунную борозду с обеих сторон обоих мозгов.

Джакомини утверждал, что железы Хардериана присутствуют в зачаточной форме у бушменов. Его исходная работа по этому вопросу не может быть найдена, так как ее нет в журнале, который он цитирует в своей работе в 1897 г. (406). Крайне маловероятно, что эта железа действительно существует у санидов, так как она неизвестна у любого другого этнического таксона человека, да и у понгидов. Бартельс дает убедительные доказательства, что Джакомини видел только железы полулунной складки (Nickhautdruse) (59).

То, что саниды демонстрируют определенные педоморфные признаки, признается большинством антропологов из тех, кто писал о них, и отрицается — насколько я знаю — только одним. Дрейер является исключением, утверждая, что санид менее подобен младенцу других рас в течение первых нескольких лет своей жизни, чем это постепенно происходит позднее (283).

Дрейер основывает свой вывод только на двух данных, которые связаны с черепом. Первый — ортогнатизм. Его аргументом является то, что новорожденный санид прогнатичен и постепенно становится, в возрасте шести лет, ортогнатным, после чего этот показатель опять несколько снижается. Есть несколько причин для того, чтобы не принимать это в качестве доказательств против педоморфности. Во-первых, количество детских черепов, изученных Дрейером, было очень мало. Во-вторых, он отказался от измерений прогнатизма по Франкфуртской горизонтали, что делает невозможным сравнение его результатов с большинством данных из других источников. В-третьих, и это самое главное, он не фиксировал измерение альвеолярного (субназального) прогнатизма, хотя это и важный признак для взрослых бушменов, так как они, как правило, ортогнатны в том, что касается верхней части лица в целом, но прогнатичны в области ниже носа. Наконец, неотения и педоморфизм — названия растягивания этапа молодости для перехода во взрослую жизнь, но не обязательно для растягивания самых ранних стадий развития.

[414]

Второй аргумент Дрейера касается изменения с возрастом отношения между связками от назиона к опистиону и дуги от назиона в верхней части черепа и вокруг затылка до опистиона. Собственные данные Дрейера показывают, что это соотношение остается почти постоянным у санидов в возрасте от пяти или шести лет и старше, и его несколько цифр, касающиеся новорожденных и очень маленьких детей, скорее всего не проливают яркого света на проблемы педоморфизма.

Хотя аргументы Дрейера и не сводят на нет много ярких примеров педоморфизма, упомянутых в этой главе, можно легко согласиться с ним в наличии глубинных различий, отделяющих санидов (как менее гибридизированную или более типичную субрасу койсанидов) от других человеческих рас. Можно, конечно, здесь и там выбирать признаки, по которым они напоминают негридов или монголидов, но у антропологов уже давно были веские причины для решительного отказа от идеи любого близкого родства. Фрич, например, одним из первых исследователей бушменов в местах их обитания был откровенно против предложений называть их «Негры мыса» (Capneger), чтобы показать их истинное происхождение, не связанное с неграми. Он отметил, что это будет, как если бы называть германцев «европейскими китайцами». Фрич даже утверждал, что немцы на самом деле ближе к китайцам, чем бушмены к нефам (367). Более полувека спустя, в 1934 г., фон Эйкштедт отметил со сходной интонацией (и некоторым преувеличением): «Стоит отметить, что мы не можем создать единый однозначный нефидный признак!» (302). Поч, который отправился в Южную Африку для завершения наблюдений Фрича и других исследователей, написал об этом более сдержанно, но не менее убедительно. Он дал свои основания полагать, что бушмены рано выделились как отдельная человеческая раса и впоследствии из них путем гибридизации выдели-лись готтентоты, но саниды не были связаны по происхождению ни с монголидами, ни с нефидами. Доказательства, собранные в этой главе, демонстрируют веские основания поддержать его мнение. Современные исследования в целом подтверждают выводы ранних исследователей, хотя некоторое отдаленное родство с нефидами не может быть исключено. Хотя, конечно, никто не предлагает какие-то особые отношения с австралазидами или европидами, от которых саниды заметно отличаются. Тут и там происходила гибридизация санидов с нефидами, чтобы породить измененные формы, такие как бараквенго (с. 320), или, в более отдаленные времена и в гораздо больших масштабах, чтобы образовались готтентоты и другие койсаниды. Но большая часть санидов остается отдельной ветвью человечества, хорошо иллюстрирующей значение педоморфизма в развитии определенных этнических таксонов.

Хотя человечество в целом педоморфно, те этнические таксоны (саниды среди них), что заметно больше педоморфны, чем остальные, никогда за счет собственного интеллектуального развития не достигали статуса цивилизации или чего-нибудь, приближающегося к нему.

[415]

Вероятно, после определенной точки чрезмерно развитый педоморфизм является антагонистическим к интеллектуальному развитию расы. Среди санидов прошлых времен, до того, как культура этих маленьких людей была разрушена вторжением на их территорию готтентотов, негридов и европидов, были, однако, очень умелые художники. Этот факт нашел упоминание в данной главе, а также отдельно рассмотрен в Приложении 6, целиком посвященном искусству бушменов. Надо отметить, что и среди европидных людей художественный талант обычно проявляется в раннем возрасте, то есть является отчасти фактором инфантильности.

[416]

Цитируется по изд.: Бейкер  Джон Р. Раса. Взгляд белого человека на эволюцию. / Джон Р. Бейкер, перевод с английского М.Ю. Диунова. – М., 2015, с. 391-416.

Страны: