Князья и дворянство [ответственность евреев за упадок других народов].

Версия для печатиВерсия для печати

С другой стороны, известно и следует учитывать, что если евреи несут ответственность за ужасное историческое развитие, за упадок многих мужественных, полных энергии народов, то еще большая ответственность лежит на тех европейцах, которые из самых низких побуждений постоянно поддерживали, защищали и развивали разлагающую деятельность евреев, и это в первую очередь князья и дворянство, начиная от первого столетия нашего летоисчисления до сегодняшнего дня. Откроем историю любого европейского народа, везде, где евреи многочисленны и начинают себя «ощущать», мы услышим горькие жалобы на них из народа, купечества, ученых кругов, поэтов, и всегда и везде их защищают князья и дворянство: князья потому, что им нужны деньги на их войны, дворянство потому, что живет легкомысленно. О Вильгельме Завоевателе, например, Эдмунд Бёрк (Edmund Burke)348 рассказывает, что поскольку ему было недостаточно доходов из «talliage» и всяких других тяжелых налогов, он время от времени либо конфисковывал у евреев их долговые расписки, либо добивался силой за ничтожно малые деньги, в результате, поскольку все англо-романское дворянство XI века было в руках еврейских ростовщиков, король сам стал безжалостным кредитором своих выдающихся верноподданных. При этом он покровительствовал евреям и предоставлял им разного рода привилегии. Это лишь один пример из тысяч и тысяч.349 Если евреи оказали большое и исторически вредное влияние, то произошло это в немалой степени благодаря соединению тех двух элементов, которые одновременно низко преследовали евреев и использовали их. Это продолжалось до XIX века: граф Мирабо уже перед революцией имел самые тесные контакты с евреями,350 князь Талейран защищает в учредительном собрании их обязательную эмансипацию перед представителями третьего сословия, Наполеон покрывает их, когда через несколько лет по всей Франции в правительство поступают просьбы о защите от них, и он делает это, хотя сам воскликнул в государственном совете: «Саранча и гусеницы эти евреи, они пожирают мою Францию!», — потому что ему нужны их деньги. Князь Дальберг продает евреям Франкфурта против воли всех граждан полные гражданские права за полмиллиона гульденов (1811), Гарденберги и Меттернихи попадают в сети банковского дома Ротшильда и, вопреки голосам всех федеральных представителей, они отстаивают преимущества евреев в ущерб немцам и в конце концов продвигают свою волю. Два самых консервативных государства, представляемые ими, были первыми, кто этих членов «чужого азиатского народа», которые в годы всеобщего бедствия и нужды нечистыми путями пришли к колоссальному богатству, подняли в наследственное дворянство, чего никогда не случилось с честными и заслуженными евреями.351 Если евреи были для нас губительным соседством, то справедливость требует признать, что они действовали согласно природе своих инстинктов и своих дарований, при этом они являют достойный восхищения пример верности самим себе, своей нации, вере своих отцов. Соблазнителями и предателями были не они, а мы. Мы сами были преступными пособниками евреев, так было и так есть еще и сегодня. Мы предали то, что считает святым самый жалкий житель гетто, — чистоту унаследованной крови, так было раньше и так сегодня больше, чем когда-либо. Единственно христианская церковь, кажется, действовала справедливо и мудро (при этом не следует принимать во внимание тех епископов, которые были собственно светскими князьями, и отдельных пап). Церковь держала евреев в рамках, относилась к ним как к чужим людям, но одновременно защищала их от преследований. Каждое якобы «церковное» преследование коренилось в действительности в ставших невыносимыми экономических обстоятельствах. Нигде это не проявлялось так ярко, как в Испании. Сегодня, когда общественное мнение вводится в заблуждение, когда евреи проводят в жизнь свою непримиримую вражду прежде всего против христианской веры, неплохо было бы напомнить, что в заключение собрания первого созванного в наше время Синедриона 1807 года была спонтанно выражена благодарность духовенству различных христианских церквей за их многовековую защиту.352

Примечания

348. «An Abridgment of English History», book III., ch. 2.

349. Известный экономист д-р IV. Cunnungham всвоейкниге«The Growth of English industry and commerce during the early and middle ages» (3. Aufl., 1896, S. 201) сравнивает деятельность евреев в Англии X века с губкой, которая впитала все состояние страны и задержала всякое экономическое развитие. Интерес представляет здесь свидетельство, что уже в те ранние времена законодательство было направлено на то, чтобы побудить евреев принять приличные профессии и честные работы и тем самым слиться с остальным населением, но без успеха.

350. О влиянии на Мирабо «умных женщин из еврейства» и его принадлежности к основным тайным еврейским объединениям помимо работы Graetг: «Volkst. Geschichte der Juden» (III, 600,610) особоследуетназватьI Abbe Lemann: «L entree des Israelites dans la societe frangaise». Buch III. Кар. 7. Как еврей, перешедший в другую веру, этот автор понимает то, чего не понимают другие, и одновременно рассказывает то, о чем умалчивают еврейские авторы. У Мирабо особенно важен тот факт, что он с юности был много должен евреям (Carlyle. «Essay on Mirabeau»).

351. Это старая традиция князей, выгодная не только для евреев. Уже Мартин Лютер говорил: «Князья вешают вора, укравшего гульден или полгульдена, и общаются с тем, кто ограбил весь мир и ворует больше, чем все другие» («Von Kaufhandlung und Wucher» («О торговле и ростовщичестве»).

352. Diogune Tama. «Collection des actes de l Assemblee des Israelites de France et du royaume d Italie» (Paris, 1807. P. 327, 328) (Диоген Тама: «Собрание документов Еврейской ассамблеи Франции и Итальянского королевства»). Автор — еврей и был секретарем посланца евреев Bouches-du-Rhone, М. Constantini). После подробного обоснования в указанном документе делается заключение: «Еврейские депутаты решают: пусть выражение этих чувств будет записано в протоколе того дня, чтобы оно осталось навеки, как подлинное свидетельство признательности евреев Ассамблеи за благодеяния, которые предыдущие поколения духовенства из разных стран Европы для них сделали», внесено предложение М. Isaac Samuel Avigdor'a, представителя евреев в Alpes-Maritimes. Тама добавляет, что речь Avigdor'a была встречена аплодисментами и была внесена in extenso в протокол. Современные еврейские историки умалчивают это важное событие. Не только Graetz обходит его молчанием, но и Bedarride: «Les Juifs en France» (1859), хотя он делает вид, что его изложение подробное, как в протоколе.

Хьюстон Стюарт Чемберлен. Основания девятнадцатого столетия. В  двух томах. Том I. СПб, 2012, с. 443-445. (Пятая глава. Вступление евреев в западную историю).

Страны: 
Этнос: