Исследования

Чемберлен Х.С. «Чужой народ».

Все это (см. Чемберлен Х.С. Еврейский вопрос. - Ред.) дает нам право и возлагает обязанность признать евреев особым, а именно чуждым элементом среди нас. Внешне он унаследовал все то же, что и мы, внутренне он унаследовал в корне отличающийся дух. Одной-единственной черты достаточно, чтобы обнаружить зияющую пропасть, разделяющую души: явление Христа для евреев не имеет значения! Я говорю не о набожном правоверии.

Чемберлен Х.С. Еврейский вопрос.

Если бы я писал сто лет назад, я едва ли бы посчитал необходимым посвящать отдельную главу вопросу о вступлении евреев в европейскую историю. Насколько их участие в возникновении христианства заслуживает внимания из-за проникшего оттуда неарийского духа, настолько и из-за их экономической роли в христианский период было бы достаточного простого упоминания этих вещей, не более. Гердер писал в то время: «Еврейская история занимает больше внимания в нашей истории, чем она хотела бы заслужить». 318 С тех пор произошли большие изменения: евреи играют в Европе и повсюду, где есть влияние Европы, другую роль, чем сто лет назад. По выражению Виктора Хена (Viktor Hehn), мы живем сегодня «в еврейскую эпоху».319 Можно думать о прошедшей истории евреев что угодно, но их современная история занимает так много места в нашей истории, что мы не можем обойти ее без внимания. Гердер, несмотря на свой гуманизм, считал

Павлов В.А. Советско-еврейский вопрос в довоенное время (глава из книги).

История евреев в России начала ХХ в. следует выделить в особый исторический период в жизни этого народа. Ибо с падением монархии и сменной политического курса многие национальные лидеры выходят на лидирующие место в общественно-политической жизни.

Анна БРОЙДО. Черкесский вопрос: поиски ответа.

Ряд экзогенных мифов, сконструированных вокруг черкесского вопроса, занявшего в последнее время заметное место в отечественном общественно-политическом дискурсе, осложняет разработку комплексной федеральной политики на Кавказе. В статье рассматриваются истоки и последствия возникновения этих мифов, предлагается ряд мер по восстановлению исторической справедливости в отношении черкесского народа, установлению стабильности в южных регионах России, успешности и безопасности проведения Олимпийских Игр-2014.

 

А.И. Бройдо, Р.М. Барцыц. Византийская экспансия и сказание об Абрыскиле.

Яркая доминанта абхазской национальной ментальности - Апсадгыл бзиабара, ставшая одним из этнопсихологических факторов победы в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов [1], обнаруживает наличие соответствующего архетипа в этническом коллективном бессознательном, который выявляется в фольклорных и эпических материалах. Среди них особое место занимает сказание об Абрыскиле, защитнике отечества от чужеземных завоевателей.

Жих М.И. К вопросу об отражении проживания славян в Среднем Поволжье в I тыс. н.э. в письменных источниках.

В пространной редакции письма хазарского царя Иосифа, адресованного испанскому еврею Хасдаи ибн Шафруту, имеется перечисление народов, живущих вдоль волжских берегов: «У (этой) реки (Атил (Волга) – М.Ж.) расположены многочисленные народы... Вот их имена: Бур.т.с, Бул.г.р, С.вар, Арису, Ц.р.мис, В.н.н.тит, С.в.р, С.л.виюн. Каждый народ не поддается (точному) расследованию и им нет числа. Все они мне служат и платят дань», после чего «граница поворачивает по пути к Хуварезму (Хорезму – М.Ж.)». В краткой редакции перечисления поволжских народов нет, сказано просто про «девять народов, которые не поддаются точному распознанию и которым нет числа». Интересно название последнего народа – С.л.виюн, своеобразная форма которого наводит на мысль, что перед нами «эндоэтноним, непосредственно перенятый от одного из народов Поволжья».

Размолодин М.Л. Еврейский вопрос в идеологии черной сотни.

Проблема сохранения империи, защита христианской и национальной традиции определила базовые подходы черносотенцев к национальному вопросу. В отличие от националистов, руководствовавшихся идеями этнической чистоты, а потому с подозрительностью относившихся к любому инородческому влиянию, крайне правые предложили принцип дифференцированного подхода, посредством деления национальных меньшинств на дружественные и враждебные. В документах правомонархических организаций неоднократно приводился список конкретных народов, отнесенных к разря­ду враждебных. «Россия должна быть настороже не только про­тив соседей, но и против таких подданных, как финляндцы, поляки, латыши, армяне… а также обитателей Кавказа…», — говорилось в Программе СМА

Сахарных Д.М. Из истории удмуртской письменности.

Понятие письменности достаточно часто употребляется в работах, посвящённых различным вопросам удмуртоведения, при этом рассмотрением проблем формирования и развития удмуртской письменности (другими словами – её истории) обыкновенно занимаются лингвисты или литературоведы (В.И.Алатырев, В.М.Вахрушев, П.Домокош и др.), а в последнее время ещё и культурологи (А.Г.Красильников), что не могло не привести, с одной стороны, как к фрагментарностив исследовании такого явления, как письменность, а с другой – к досадной неопределённости в области категориальности.

Сахарных Д.М. Латинизация: очерк из истории удмуртской письменности.

В 1786 году, задолго до возникновения удмуртской письменности как таковой, автор одной из первых грамматик удмуртского языка о. Михаил Могилин отметил, оценивая перспективы развития удмуртской письменной культуры, что удмурты, не имеющие ныне своей письменности, должны будут усвоить русское письмо так же, как уже приняли веру русских и их закон [1], – и оказался совершенно прав: на всех этапах своего существования удмуртская письменностьбазировалась именно на кириллографической основе. Существуют, однако, исторические сюжеты, связанные и с разработкой альтернативной – латинской – удмуртской графики, которые, на мой взгляд, представляют значительный интерес в плане общего рассмотрения истории удмуртской письменности, хотя по традиции эти сюжеты и воспринимаются исключительно как языковедческие.

Страницы

Подписка на RSS - Исследования